№ 109
21-11-03

Татьяна Геращенко: ЯЗЫКОВЫЕ КАРИКАТУРЫ
Прометей Пожарский: ЭКСКУРС В РАКУРС
Арье Гивати: КРЫМСКОЕ ЭХО СТАМБУЛЬСКИХ ВЗРЫВОВ
Влад Лашманов: ГОЛОВА НА БЛЮДЕ, или НЕ В СВОИ САНИ НЕ САДИСЬ
Руслан Денисенко: ГРАНИЦА НА ЗАМКЕ ?


ЯЗЫКОВЫЕ КАРИКАТУРЫ


Украинский народ до сих пор не привык к праздничному вакууму, образовавшемуся в ноябре. Хотя, это ведь дело такое — можно напиться и без праздника, да и выйти на улицу с красными знаменами тоже без него можно. Но не потому ли, чтобы отвлечь внимание от последнего, с некоторых пор начиная с 9 ноября в стране (немалая часть которой до сих пор ностальгирует по самому красному дню календаря) проходят Дни украинского языка и письменности?

Именно того языка, который из фактора культурологического давно и незаслуженно превратился в фактор политический. И вряд ли с этим не согласятся даже самые заядлые украинофилы.

Конечно, лишний праздник никогда не помешает (я, правда, не наблюдала 9 ноября каких-то особых ликований, хотя была все-таки у этой даты одна отличительная черта: по телевизору шли сюжеты о крупных украинских издательствах, руководители которых сетовали на то, что выпускать печатную продукцию на украинском языке экономически невыгодно), но как-то уж больно не праздничное у праздника получилось настроение. Быть может потому, что искусственно созданная вокруг всего, что связано с «державной мовой», шумиха очень напоминает месть (не понятно только, кому) за повальную русификацию времен СССР. В связи с чем вопрос: а чем, простите, теперешняя языковая политика, внедряемая по принципу «выполним и перевыполним, догоним и перегоним» отличается от навязывания коммунистической идеологии, не обхаянной только ленивыми? Впрочем, нет здесь ничего удивительного, ведь так называемую русификацию уже который год подряд поносят именно те, кто когда-то построил на ней свою карьеру — а разве украин-ский (в прошлом «радянський») поэт Иван Драч не преподавал при Союзе русский язык? Разве целая плеяда политических деятелей не кричала в свое время о задачах партии? Примеров можно привести много.

... «Мрачный муж пришел», — говорит героиня Эллочки Людоедки из телевизионной версии романа «12 стульев». «Понурий чолов’яга припхався» — возникает на экране субтитр, и всю прелесть произведения как ветром сдувает. Впрочем, с некоторых пор нас ведь не интересует прелесть русской классики. Тем более что и подрастающее поколение есть на чем воспитывать, например, на этом: «Йо-йо-йо», — скачет по экрану какой-то рэппер из тинэйджерского сериала» — «Га-га-га», — переводит дикторский голос... Сильно!

Вот нет, чтобы не «йо», а раскруткой украинской литературы заняться — День украинского языка ведь «празднуем», а украинскую классику только из школьной программы помним, да и то с содроганием, да и то фрагментарно. Вот чем, например, занимается сейчас глава Национального союза писателей Владимир Яворивский, которого, казалось бы, языковой вопрос должен волновать во сто крат пуще других? Подавшись в сподвижники Виктора Ющенко, он с головой погрузился в политику: вместе с коллегами из политической организации «Просвита» обеспечивает массовость сборищам (простите, митингам) партии «Наша Украина». Но разве не логичнее для союза писателей было бы вплотную подойти к популяризации украинской литературы — тем более, когда есть что популяризировать. Не «Песню трактористки» Павла Тычины, которой нас «катували» в школе, а его чудесную любовную лирику, да того же Шевченко, Лину Костенко... Но зачем, «панове», когда это экономически невыгодно? Лучше первыми в мире (помните эти сенсационные репортажи) перевести на «державну мову» третью часть «Гарри Поттера» и обращения Ющенко к избирателям. А он ведь, опять-таки, с некоторых пор, обещает избирателям выплатить задолженности по пенсиям исключительно по-украински. А Владимир Яворивский, как писатель, дает ему, должно быть, уроки красноречия. И нет, чтобы призадуматься, что «промови» к электорату желательно провозглашать на их родном языке, хотя бы ради того, чтобы этот самый электорат хотя бы в возможность этих самых выплат поверил.
А Дни украинского языка и письменности все проходят...

А страна на каждом углу продолжает «гакать» о своем равнении на Европу...
Быть может, осознав всю абсурдность происходящего, в нынешнем году Украина приняла Европейскую Хартию региональных языков, проще говоря, языков меньшинств. Языки меньшинств, как сказано в Хартии, это «языки, традиционно использующиеся в границах определенной территории государства гражданами этого государства». Намек понят: если учитывать, что граждане страны говорят только по-русски и по-украински — третьего не дано, — то можно поздравить нас с тем, что в этом году великий и могучий получил статус языка меньшинств. Но в то же время, киевские деятели как бы и дали нам понять, что хоть русский и язык меньшинств, а все ж имеет право на существование. Вот спасибо, так спасибо!

Правда, несмотря на все «вказiвки» Киева, Украина продолжает жить как жила: Галичина «балакає українською», Полтава разговаривает на суржике, восточные регионы — по-русски. При этом запад прекрасно понимает восток и наоборот, а граждане не собираются идти друг на друга с топориками. Так зачем нам в столь грубой форме навязывают «державну мову», когда никто, вроде, против нее не протестует и не сжигает на кострищах учебники по украинской литературе? И не возымеет ли впоследствии этот метод такой же губительный эффект для Украины, как в свое время «железный занавес» для СССР? Ведь мир все равно никогда не заговорит по-украински. И не лучше ли в таком случае вместо того, чтобы праздновать День только лишь одного украинского языка, отмечать дни полтавского суржика, галицкого наречия или специфического одесского говора? Карикатурно, скажете, получается? Возможно, но не карикатурнее белозубой улыбки ведущей новостей с сообщением «сегодня мы празднуем День украинского языка» и следующим за ним сюжетом, в котором директор одного из киевских издательств деловито объясняет: «На русском языке у нас издается 500 наименований газет, а на украинском — два, да и их почти никто не покупает»...

Татьяна ГЕРАЩЕНКО


 
ЭКСКУРС в РАКУРС или РОБОТА над АШИБКАМИ


Одесса, ул. РизовскаяЭто вовсе не какой-нибудь режимный ракетный комбинат. Стена обычного жилого дома на улице Ризовской в дебрях Молдаванки. Многие здания и тротуары в этом районе украшены подобными предупреждениями. Особенно советуют не парковать машины под балконами.




Одесса, Застава-2Подземный переход на 2-й Заставе, между конечной остановкой трамваев и школой. Интересно, а кто следит за теми, кто лампочки в подзёмке бьёт? Те, кто их потом ворует?





Одесса, ул.УспенскаяЭто валялось на улице Успенской, недалеко от бывшего Жовтневого райсуда. Если кто не помнит, XXV съезд КПСС состоялся в феврале 1976 года и назначил 10-ю пятилетку «Пятилеткой эффективности и качества». Благие решения почему-то в жизнь не пошли, а память осталась.


Открытие ультрОмодного клуба "Джинс"В наши дни никого не удивишь "грамотической ашипкой" в надписи на заборе. Встречаются они и на многотиражных афишах. Мне вспомнился один полковник, который, в ответ на умничание подчинённых, говорил «Попрошу не ультрировать!».








Австралийские кенгуру в Одесском циркеА вот какими становятся после цирковой диеты и дрессировки австралийские кенгуру.











Одесса, ул.Дерибасовская 18Ещё одна ошибка, вернее ошибочка на огромном рекламном щите в самом центре Одессы. Классический суржик. Надо говорить «оцінять по заслузі». А коли очень хочется, то «достоїнство» пишется с буквой «Ї», а после предлога «по» дефис не ставится.









Одесса, ул. Терешковой, "Ремонт обуви"Самая в прямом смысле слова живописная будка сапожника находится в глубине двора на улице Терешковой. Её хорошо видно, если идти от кафе «Солнечное» к рынку «Черёмушки».








Одесса, ул. ТерешковойНапротив «Ремонта обуви» — крик чьей-то души, воплощённый дрожащей рукой на боку сарайчика, похожего на гараж для мотороллера.











Одесса, ЧерноморкаУниверсальный переговорно-перекурный пункт на проспекте Свободы в Черноморке.








Одесса, ул. Гайдара, Банный комплексИ, напоследок, вот такой вот «ракурс». Кстати говоря, в направлении, обратном стрелке, расположен другой банный комплекс — фешенебельный, т.е. не для всех.













Прометей ПОЖАРСКИЙ


 
КРЫМСКОЕ ЭХО СТАМБУЛЬСКИХ ВЗРЫВОВ


На нашей планете становится все теснее, а судьбы и интересы переплетаются самым причудливым образом. Двойной теракт в Стамбуле вновь подтвердил, как мало мы знаем об этих переплетениях. Ответственность за него возложена сразу на две исламист-ские группировки — «Аль-Каеду», своеобразный брэнд мирового джихада (это, как водится, без особых доказательств) и «Великий восточный исламский фронт».

Почему-то в первых сообщениях он был назван «практически неизвестной ранее организацией». Но это совсем не так. У «Великого восточного исламского фронта» (IBDA-C) богатая история и обширные планы. Как и многие другие подпольные группировки, одной из своих целей она считает создание в Турции исламской республики, живущей по законам шариата, но изрядно отличается от «побратимов». Во-первых, идейная основа «Великого Фронта» — не чистый исламизм, а причудливая смесь крайнего ислама с троцкизмом, что дает исследователям основания называть фронтистов «левыми ваххабитами». Во-вторых, «шариатская Турция» и «всемирный джихад» — далеко не единственные и даже не главные задачи, решить которые намеревается эта группировка. Её стратегическая цель — «возвращение в лоно ислама земель, временно оккупированных неверными», а сфера геополитических интересов — территории, некогда принадлежавшие Османской империи (в первую очередь юг Болгарии и украинский Крым; в более отдаленной перспективе — Северный Кавказ и Казань).

Именно поэтому агитация Фронта традиционно направлена на привлечение в свои ряды прежде всего турок крымско-татарского происхождения (таковых в Турции насчитывается до 6 миллионов), а также молодежи из 200-тысячной общины «помаков», выходцев из Болгарии. В руководстве этой организации «эмигранты» (в пятом-шестом поколении) играют ведущие роли, да и лидер ее, Салих Мирзабейоглы, совершивший в 2000 году дерзкий побег из стамбульской тюрьмы «Метрис» и ныне пребывающий в подполье, — потомок татар, переселившихся в Турцию в середине позапрошлого века. По информации турецких спецслужб, тесные контакты Фронт поддерживает с партией «Милли Фирка», объединяющей потомков татар, эмигрировавших из Крыма после гражданской войны (некогда исповедовавшая «чистый» национализм, эта партия в последние годы эволюционировала к исламизму, хотя предпочитает действовать легальными методами и отрицает причастность к террору). Судя по всему, в сферу влияния Фронта входит и малочисленная, но крайне агрессивная «Боевая группа освобождения Румелии» (организация мусульман, покинувших в 80-е годы Болгарию и борющихся за переход под турецкую юрисдикцию Пловдивского округа).

Как выяснилось минувшим летом, «особые отношения» связывают Фронт и с печально известной «Хизб ут-Тахрир аль-ислами», транснациональной Партией исламского освобождения, штаб-квартира которой расположена в Саудовской Аравии, а главным направлением работы определены «просветление и активизация» мусульман — граждан стран СНГ. Еще летом 2002 года подпольные ячейки этой организации были обезврежены в Азербайджане буквально накануне подготовленного ими антиправительственного мятежа (кстати, один из задержанных боевиков, крымский татарин Юнус Велиев, имел украинский паспорт и членский билет партии «Милли Фирка»). В минувшем июне сеть «Хизб ут-Тахрир» была разгромлена и в Москве, после чего связи её с Фронтом получили документальное подтверждение.

Одним из идеологов Фронта уже около десяти лет считается Аджи Сейтджелиль-эфенди, ярый ваххабит, короткое время занимавший пост муфтия мусульман Крыма, бежавший оттуда после обнародования фактов о его тесных связях с террористами Хаттаба. Осев в Катаре, он ныне занимается «преподаванием» и «бизнесом», не забывая, однако, и о политике. Именно этого человека (входящего, кстати, в Совет Мудрецов «Хизб ут-Тахрир») называет своим духовным наставником Салих Мирзабейоглы; немало сторонников осталось у него и в Крыму, где созданная экс-муфтием и какое-то время существовавшая полуофициально Исламская партия на сегодняшний день полностью ушла в подполье, став, по существу, филиалом «Великого Фронта» на территории Украины. Находясь вне закона, она тем не менее неуклонно наращивает свое влияние в среде малообеспеченных и безработных татар-мусульман, оказывая им помощь за счет средств, переводимых «благотворительными фондами», находящимися под контролем бывшего муфтия. В не столь давние времена агитаторы Исламской партии активно вербовали «студентов» для исламских заведений Ближнего Востока и подпольных ваххабитских медресе России, а также «добровольцев», желающих принять участие в «джихаде». Около 40 крымских «воинов Аллаха», мобилизованных ею, воевали в Чечне, несколько десятков — на Балканах, три уроженца Крыма погибли в Афганистане, сражаясь в отрядах «Талибана».
Интересно отметить, что через три дня после взрывов в Стамбуле Аджи Сейтджелиль-эфенди, как правило, избегающий появляться на публике, дал интервью суданской религиозной газете «Аль-Баян», восхваляя деятельность «Великого Фронта» и в очередной раз призвав Аллаха помочь «верным своим» в деле «возрождения независимого мусульманского Крыма».

Собственно говоря, идея обретения независимости достаточно популярна в самых широких слоях крымско-татарского населения. Правда, лидеры Меджлиса — самой большой и влиятельной из татарских организаций, зарегистрированных на полуострове, официально осуждают «тех, кто смешивает религию с политикой». В свое время они даже приняли активное участие в изгнании из Крыма муфтия-ваххабита, но, по мнению информированных источников, сделали это, в первую очередь, опасаясь его растущего влияния на свою паству, а также в чаянии перехватить контролируемые им денежные потоки.

Как бы то ни было, при всех миролюбивых декларациях Мустафы Джемилева и Рифата Чубарова, первых лиц Меджлиса, на уровне среднего и низшего звена активистов идут откровенные разговоры не только о повышении политического статуса (татары давно уже требуют превратить Республику Крым в свою национальную автономию), но и о необходимости создавать государство. При этом словами дело не ограничивается. В рамках системы «национального самоуправления» давно уже идет неторопливое и целенаправленное формирование базовых элементов крымско-татарской государственности. На основе местных ячеек Меджлиса создана эффективная управленческая вертикаль, собственное информационное пространство на крымско-татарском языке, как в печатном, так и в электронном виде. Сформированы собственные ассоциации (фактически — профсоюзы) работников просвещения, врачей, офицеров, ветеранов, женские и молодежные организации. Есть и «спортивные» секции, способные в нужный момент выставить сотни хорошо натренированных, преуспевших в изучении восточных единоборств юнцов. Есть сведения, что курируют «спортсменов», многозначительно именующих себя «аскари» («воины»), наставники, близкие к Исламской партии, официально Меджлисом осуждаемой.

Естественным союзником крымско-татарских индепендентов выступает сегодня блок «Наша Украина». Руководители Меджлиса, входящие в его фракцию, официально — как на митингах, так и в беседах с журналистами — не скрывают, что Виктор Ющенко, лидер блока, гарантировал — в случае своего избрания президентом — поддержку на полуострове расширения властных полномочий татарской общины вплоть до «если пожелает народ»... Неудивительно, что в Крыму (где националистические лозунги «Нашей Украины», мягко говоря, не в почете) за эту организацию голосуют почти исключительно мусульмане. Тепло отозвался о ней и экс-муфтий, в упомянутом выше интервью назвавший украинских национал-демократов «нашими еще не прозревшими братьями». А в листовках, распространяемых активистами ИП, вполне откровенно говорится, что «аскари» готовы сделать все, чтобы «уважаемый господин Ющенко возглавил государство».

Насколько можно судить, между «Нашей Украиной» и организациями исламистов есть и другие, менее афишируемые контакты. Достоянием общественности уже стала, к примеру, странная история с арестом в Кишиневе в апреле 1999 года партии пистолетов марки ПМ, почему-то оформленных как «5000 нефтяных насосов», которые перевозила в Йемен «Авиакомпания Украина-АэроАльянс». Среди отправителей и совладельцев «насосов» был некто Петр Ющенко, старший брат тогдашнего шефа Национального банка Украины и уже без пяти минут премьер-министра Виктора Ющенко. Скандал замяли, груз добрался до Йемена и, так и не попав в государственный арсенал, позднее был обнаружен среди прочего оружия на базе террористов в провинции Абьян. Из пистолетов этой же партии были убиты заместитель генерального секретаря Йеменской социалистической партии Джаралла Омар и трое американских врачей. Вскоре после захвата абьянского арсенала в автокатастрофе погиб майор Салем Али Мухаммед, отвечавший за разгрузку злополучного самолета (близкий к руководству экстремистской Партии исламских реформ) и бесследно исчез Мустафа Салех, ответственный сотрудник министерства мелиорации, непосредственно контактировавший с украинскими поставщиками.

Так вот, адресатом той самой партии «насосов» числилась фирма, владельцем которой является сын упомянутого выше крымского экс-муфтия и духовного вождя «Великого восточного исламского фронта» Аджи Сейтджелиль-эфенди.
Продолжение следует?

Эксклюзивные материалы предоставлены аналитическим отделом Института стран
восточной Европы и СНГ (Израиль).

Арье ГИВАТИ


 
ГОЛОВА на БЛЮДЕ, или НЕ В СВОИ САНИ НЕ САДИСЬ


Свершилось! Мечты многих поколений одесситов стали явью — вода уже не предмет их забот: частники и вымоют, и напоют, и постирают, и умоют. Всё — по христианскому обряду.
Во вторник очередная сессия горсовета приняла долгожданное постановление о передаче в аренду Одесского водоканала. Ненадолго. Всего на 49 лет. Даже меньше среднего возраста жизни (вернее, смерти) среднепересычного громадянына.

«ЕСЛИ В КРАНЕ НЕТ ВОДЫ..., или КИРПИЧ В УНИТАЗЕ», — так называлась наша статья накануне Крещения (ВЧ №2 17.01.2003). Этот великий празд-ник связан, как известно, с крещением Спасителя в водах реки Иордан. И статья та была, конечно, посвящена этой животворящей жидкости. И посвященной ей пресс-конференции головы городской вкупе с иерархами. И говорил Руслан Борисович, и слушали его, и внимали ему, и на скрижалях записывали. И мне довелось быть летописцем истории. И вот что поведал нам тогда Руслан-свет-Борисович, и как объяснял он нам повышение тарифов (цитирую по той нашей статье):

«Городские власти категорически были против приватизации энергосбыта, однако то была политика государства и им оставалось тогда только умыть руки. Что же касается того, с помощью чего их, собственно, умывают, то и теперь есть немало любителей половить рыбку в мутной воде: желающих приватизировать Водоканал — хоть пруд пруди. Ведь, несмотря на убыточность, там сейчас вращаются большие деньги, и в одночасье можно, сорвав куш, нырнуть на дно. Так что принципиальная позиция горисполкома в данном вопросе вызывает уважение».

И вот прошло чуть больше девяти лунных месяцев, воды отошли, и горсовет разрешился от бремени — снабжать город Н2О. Видать, большие деньги в Водоканале уже не вращаются, а ушли, словно вода в песок.
Вопрос, почему год назад местные власти повышали на воду тарифы? Чтобы экстра-навар достался «арендаторам»? Тем, вроде, делать это самим было бы не очень ловко. А так — горисполком принял благородно удар на себя и, хоть и со скандалом, новые тарифы утвердил. Впрочем, они и сейчас, по их словам, не окупают всех затрат. Зачем же тогда, спрашивается, этот гембель частникам? Деньги-то в собственном кармане все хорошо считают.

Значит, что? Водоканал всё же может приносить прибыль, и дело лишь в плохом управлении им?
Если вы не умеете управлять городом, его коммунальными службами, то зачем лезете в «слуги народа»? Дайте рапорт об отставке и объявите конкурс на замещение вакантных должностей. Специалисты предложат свои программы, и народ выберет тех, чьи планы покажутся ему более толковыми, чьим словам он может доверять. А не можешь — не берись.

Есть основополагающие вещи, без которых жить человек не может. Это — воздух, вода, земля, дающая кров и пищу. Вещи эти — природные, принадлежат человеку по праву рождения и не могут и не должны поступать в чью-то персональную собственность. Особенно в монопольную. Как ни у кого не может быть монополии на право распоряжаться от имени громады тем, что принадлежит ей исторически. И за это я, подобно Иоанну Крестителю, готов отдать голову на отсечение.

Влад ЛАШМАНОВ


 
ГРАНИЦА НА ЗАМКЕ?
Только не для молавских криминальных гастролёров


В одном из прошлых номеров нашей газеты мы рассказали историю так называемой «тракторной бригады». Напомним, что «героями» были двое налетчиков из Молдовы, которые на протяжении нескольких месяцев терроризировали грабежами и разбоями села Одесской области. Бандиты специализировались на хищении тракторов, отсюда и название преступной группы.
На этот раз речь пойдет о криминогенных проблемах на украинско-молдавской границе. Поскольку именно из-за этих проблем залетные «гости», зачастую, увы, вольготно чувствуют, и, соответственно, ведут себя на нашей территории. В то время как полномочия украинских правоохранителей ограничены.

Несколько месяцев назад в Болградском районе появилась очередная преступная группа. Состав ее был интернациональным: украинцы, русские, гагаузы, молдаване. Бандиты отбирали у жителей приграничных сел Одесской области автомобили. Предпочитали новые «ВАЗ-21099». В сельской местности, где все друг друга знают, нетрудно вычислить счастливчика, который прибарахлился новой тачкой.

Преступники работали нагло. Например, владелец, которого в тот момент уже караулят, возвращается на машине в свой дом. Естественно, выходит, чтобы открыть ворота. Тут сзади к нему подбегают и оглушают ударом по голове. Бандиты садятся в «трофейное» авто (ключи, как правило, в замке зажигания) и моментально отбывают восвояси. Так сказать, с чувством «исполненного долга».

В течение месяца таким образом ушли пять «девяток», а их хозяевам пришлось залечивать черепно-мозговые травмы различной степени тяжести.
Вскоре пропавшие машины с перебитыми номерами, новыми документами «засветились» в заграничной Рыбнице. Там на местном авторынке их по четыре тысячи долларов официально приобрели вполне законопослушные граждане.

Сотрудники Измаильского отдела по борьбе с организованной преступностью (Измаильский УБОП помимо своего района курирует еще три, Ренийский, Килийский и Болградский) сумели распутать этот криминальный клубок и пресечь деятельность банды. Казалось бы, по всем справедливым понятиям ее члены должны попасть в тюрьму, а похищенное автодобро — вернуться к законным владельцам. Однако все оказалось не так просто. Вот что рассказал исполняющий обязанности начальника Измаильского отдела УБОП, подполковник милиции Иван Бодлев:
— Всего в преступную группу входило 12 человек, каждый из которых выполнял свою роль. Так, например, среди них был бывший сотрудник молдавского ГАИ. Имея необходимые атрибуты (служебная форма сотрудника ГАИ, жезл, сигнальный маячок), он проселочными дорогами без особых проблем перегонял похищенные машины на территорию Молдовы, в Комрат. Там его подельники в заранее подготовленных гаражах перебивали номера и подделывали документы.
Следующий этап. Машина, которая уже не значилась в базе угона Интерпола, следовала в Приднестровье для окончательной «легализации». «Свои» люди в тамошних таможне и МРЭО оперативно регистрировали «девятки», якобы прибывшие из Венгрии, и ставили на учет. После чего автомобили продавали посторонним людям на ближайшем авторынке.
Примечательно, что перебивка номеров агрегатов была выполнена весьма профессионально. Но при этом на некоторых машинах преступники не удосужились поменять замки. Мы специально привозили в Приднестровье потерпевших, которые опознали свои «девятки». Нынешний хозяин опешил, когда бывший владелец достал запасной комплект ключей, запросто открыл машину, завел и поехал.
Теперь, чтобы привлечь всех членов преступной группы к уголовной ответственности, необходимо провести экспертизу, которая бы официально подтвердила перебивку номеров и служила бы в суде веским доказательством хищения автотранспорта. В Приднестровье нет специальной лаборатории для подобной экспертизы. Тамошние правоохранители отказались передать машины в Одессу, опасаясь их невозвращения и ссылаясь на отсутствие специальных межгосударственных договоренностей на эту тему. Мы предложили тогда сделать экспертизу в Кишиневе, но и это не устроило наших приднестровских коллег из-за известных противоречий между ПМР и Молдовой.
Сегодня факт хищения вышеупомянутых «девяток» по-прежнему официально не подтвержден, из-за этого часть преступников благополучно гуляет на свободе. Все 5 машин, похищенных в Одесской области, продолжают обслуживать новых хозяев в Молдове. Они, в принципе, уже не отрицают криминального происхождения «девяток», но по понятным причинам не желают расставаться с дорогостоящей собственностью без соответствующей материальной компенсации.

— Иван Дмитриевич, очевидно, данный пример еще раз подчеркнул проблему отсутствия необходимых межправительственных соглашений, которые бы могли эффективно помочь в борьбе с приграничным криминалитетом?

— Для нас это очень серьезная проблема, — ответил мой собеседник. — Известно, что преступники из приграничной зоны свободно перемещаются из Молдовы в Украину и обратно. Для них как для местных жителей предусмотрена упрощенная схема пересечения границы. Мы же подобных полномочий не имеем. Порой доходит до абсурда. Когда мне в интересах следствия срочно нужно выехать в Молдову, украинские таможенники, случается, сразу не пускают, требуя, скажем, командировочное удостоверение. Часто возникают проблемы с экстрадицией преступников. Адвокаты бандитов цепляются за малейшие нюансы процедуры передачи задержанных.
Естественно, что подобные задержки, различные бюрократические препоны значительно снижают эффективность раскрытия преступлений, особенно по горячим следам. Я считаю, что на уровне МВД Молдовы и Украины необходимо достигнуть четких договоренностей. Скажем, официально создать совместные следственно-оперативные группы, которые бы имели соответствующие полномочия в приграничной зоне обеих стран, могли беспрепятственно перемещаться через границу и проводить следственные действия на подотчетных территориях.

Руслан ДЕНИСЕНКО