№ 75
21-03-03

Александр Борянский: ВАВИЛОН - 2003
Руслан Денисенко: ГУЛЯТЬ ТАК ГУЛЯТЬ
Татьяна Геращенко: КОГДА УБИВАЮТ СОВСЕМ РЯДОМ
Елена Жура: «CИТУАЦИЯ С СУДОМ БЛИЗКА К КОЛЛАПСУ»
Виктор Файтельберг-Бланк: ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ НИКОЛАЯ КРУЧИНЫ
Влад Лашманов: НЕ ВЕДАЕМ, ЧТО ТВОРИМ?
Влад Лашманов: НЕДОЛГО МУЗЫКА ИГРАЛА...


ВАВИЛОН - 2003


Ну, покатились!..

Война началась, как голливудская премьера, объявленная, разрекламированная, одними ожидаемая с замиранием, другими заранее приговоренная. Это всегда возбуждает: где-то началась война.
В Афганистане ставки разошлись поровну: кто-то верил в успех США, кто-то скептически вспоминал ограниченный контингент советских воинов-интернационалистов.
После Афганистана в Ирак не верит никто.
Совет Безопасности ООН, собравшийся в среду и ничего не решивший, потому что решать было уже нечего, всё решено, выглядел жалко. Больше всего сейчас ООН напоминает СССР образца осени 1991 года, а Кофи Аннан — темнокожего Горбачева.
Скоро точно так же будет выглядеть и НАТО. Проблема Франции, которая захотела иметь собственную позицию в однополюсном мире, и Германии, которая забыла, наблагодарная, о Берлинской стене, плане Маршалла и стране ГДР, — неминуемо разрушит единство Североатлантического блока. Реальная военная и экономическая поддержка Штатам пока не нужна, а в политическом смысле Литва и Латвия — это два суверенных государства, в то время как Франция — лишь одно.
Сейчас США переживают самый пик, не оглядываются даже на крупных вчерашних союзников... Более того, США «чувствуют ответственность». В истории подобное случалось регулярно: с Афинским морским союзом в V веке, с Римской республикой, позже с Римской империей, с Испанией эпохи географических открытий («Испанию погубило ее золото»), с Францией Людовика XIV, с Британской империей... И всегда одинокое орлиное парение в небесах заканчивалось внутренними проблемами, которые подрывали лидера, и тогда окружающее пространство в одночасье взрывалось мстительным ликованием шакалов.
Нет, не будем заглядывать вперед, сегодня у них триумф. Они отдыхают на авианосцах, гостеприимно принимая журналистов. Единственная проблема — жара. Песчаная буря может отложить разгром назначенного врага.
Послы США во всем мире пытаются объяснить позицию своей державы. Собственно, объяснять нечего. Будучи послом, не скажешь: две башни — две арабские страны, всё по-честному.
Саддам возопил с телеэкрана о том, что справедливость попирается «Томагавками» и «Стеллсами», но выглядел настолько подозрительно, что многие сошлись во мнении: то был не Саддам, а его двойник. Однако, согласитесь, если государство не способно подготовить двойника, которого не отличишь хотя бы по телевидению, ну как оно сможет противостоять техническому супермонстру с завлекательным военным бюджетом?
Интрига одна: сколько потребуется дней на прохождение этого квеста? И сколько сумеет продержаться Хусейн?
Интрига одна, а вопросов как раз много. Например, зачем всё это?

Три смысла войны


1. Исторически-религиозный.
Америка началась с того, что на берег девственного континента высадились очень религиозные люди, прибывшие на корабле «Мэйфлауэр». Библия заменяла им Интернет, секс, программу новостей, спорт, Голливуд, фаст-фуд и дешевый бензин. Библия определяла весь образ жизни. Потомки воспользовались шелухой цивилизации, но в основе Америки — Библия. Это до сих пор так. А в Библии имеется один постоянный символ зла, соотносимый с географическим пунктом. Это — Вавилон, место пленения евреев, родина Навуходоносора, враг Иерусалима, сперва земного, а там, глядишь, и небесного. Чтящие Библию американцы впитывают с детства: Вавилон — против Бога. Подрастая, они узнают, что Вавилон находился на реке Евфрат, а река эта нынче протекает в стране под названием Ирак. На уровне подсознания в каждом американце прячется до поры война с Ираком.

2. Финансово-экономический.
Объединение Германии повлечет за собой новые войны, предрекали старые коммунисты, осуждающие Горбачева и Шеварднадзе. Они были правы, хотя не совсем так, как сами думали. Объединение Германии повлекло за собой объединение Европы, ввод новой валюты — евро — и неизбежную войну евро с долларом. Поначалу хилое евро, впитав энергию марки, франка, лиры, песеты, гульдена, фунта, эскудо неожиданно не захотело американскому коллеге проигрывать. Евро оказалось кровожадным созданием, оно разорило Югославию и убило многих ее жителей. Ведь, не будь евро, незачем было бы разжигать взаимную ненависть хорватов и сербов. Доллар царил бы, он был бы милостивым правителем. А так доллару пришлось учить евро, кто в доме хозяин. Югославия перестала быть, но, вот подлость, коварный арабский мир возжелал торговать нефтью не за доллары, а за эту новую деньгу-выскочку. И что опять остается доллару? Неужели так просто сдаться?

3. Стратегически-глобальный.
Мусульман слишком много и они чересчур быстро размножаются. Они послед-ние, кто позволяет себе не любить США в государственном масштабе. Поодиночке не любят многие, и те, кого в США не пустили, и те, кого раздражает «Макдональдс»... Поодиночке можно, пока. Но так организованно — уже нет. Оставшись в 90-х гг. в роли единственной сверхдержавы, США вынуждены были начать наводить в мире порядок. 11 сентября настолько точно определяло противника и дальнейшую поступательную стратегию, что некоторые заподозревали американцев в собственноручной организации теракта. Тем более, что и теракт масштабный, в американском духе. Афганистан — Ирак — Иран. Маршрут просматривается невооруженным глазом, и он выполняется. Глобализация понимается как подчинение всемирных процессов воле самой успешной, самой свободной, самой предприимчивой, но все-таки одной нации. За вопросом, согласны ли на такой расклад прочие народы, теряется другой, не менее любопытный: а хотят ли принять роль сами США? Если представить США не как Буша, а как пару сотен миллионов избирателей?

Три самых распространенных обывательских мнения


1. Против!
Американцы, козлы, вконец обнаглели, сначала Югославию замучили, обещали демократию и расцвет, а получилась разруха и Кустурица. После Ирака придет черед и России с Украиной. ООН опустили, весь мир опустили, этот Буш не пьет, конечно, одно хобби — война. А у Чейни вообще нефтяная компания. Ирак оккупируют, всё там разрушат, а восстанавливать на средства, собранные всем мировым сообществом, пустят только американские фирмы. Если сейчас им дать захватить Ирак, завтра все мы будем плясать под их дудку.

2. За!
Правильно, мусульман давно пора было прижать, в Европе их много, и они там уже избиратели, потому Европа потеряла волю. Во Франции миллион арабов с правами, вот почему Франция активней всех против войны. А кто, спрашивается, первым на Кувейт напал? Кто палестинских террористов финансирует? Давить!
Данная позиция лучше всего выражена нашим постоянным корреспондентом в Тель-Авиве Львом Вершининым:
«А я развалинам Багдада,
Признаться, буду очень рад:
Войны, конечно, мне не надо,
Но на фиг нужен мне Багдад?!»


3. Все врут.
Правды мы по любому не услышим. У всех свои интересы. Вон Украина может послать, а может не послать батальон химзащиты. Откуда сомнения? Вычисляют, как выгодней: выслужиться перед США? Или выступить противниками агрессии, а Ющенко выставить прихвостнем ненавист-ных янки? Да и Ющенко раздумывает, на какой Запад он теперь ориентируется. Короче, нет правды. Правда начнется, если Саддам ка-ак дунет бактериологическим оружием, а американцы ка-ак шарахнут ядерным, а в последних конвульсиях Хусейн ка-ак сметет Израиль в море... Тогда наш человек и заживет!

Александр БОРЯНСКИЙ


 

ГУЛЯТЬ ТАК ГУЛЯТЬ
Масленичная тусовка органично слилась с оппозиционной


Ничто так не сглаживает наши повседневные проблемы, как ощущение праздника. Повод не важен. Главное, чтобы душа по-настоящему развернулась.

Для одесской оппозиции своеобразным праздником души стала очередная порция долгоиграющего сериала на тему «Повстань, Україно». Политшоу состоялось 9 марта на Куликовом поле одновременно с Масленичными народными гуляниями. Перед этим «протестанты» собрались у «вражьего логова», то бишь на Думской площади, вооружились шершавым языком плаката с выражениями типа «похоронный венок для Кучмы от угнетенного народа» и прочими «перлами».
Милиция и другие компетентные органы в форме и штатском добросовестно сопровождали толпу демонстрантов и регулярно напоминали о необходимости соблюдать законность в местах массового скопления людей.
Организаторы акции изначально опасались провокаций со стороны власть предержащих, потому и выставили во главе шествия нечто вроде заградительного отряда оппозиционной молодежи. Обошлось без эксцессов, пару-тройку пьяных мужиков, которые сдуру преградили путь колоне, милиция мягко оттеснила в сторону.
Во время движения вечно активный правозащитник угнетенных потребителей некто Кочетов (говорящая фамилия) периодически поправлял боевые порядки «восставших», пытаясь придать им более грозный вид. Около 300 участников акции (по данным оппозиции около — 2 тысяч) наконец-то влились на Куликово поле, где уже вовсю кипело гулянье (мэрия удачно использовала возможность в буквальном смысле заглушить митингующих). Народ расслаблялся по интересам. Молодежь отвязалась на дискотеке у памятника Ильичу. К слову, Валерий Кочетов заклеймил позором юных певцов и танцоров и прогнозировал им проблемы со здоровьем: мол, грядет божье наказание за то, что веселятся накануне Великого поста после окончания Масленицы.
Желающие могли закусить и выпить: некрепких напитков — на лотках, а горячительного — отойдя поодаль, в дружной компании. Кто-то любовался на показательные рыцарские бои, кто-то пробовал себя в картинге. Оппозиционное собрание органично влилось в атмосферу праздника, поскольку зевакам любопытно было поглазеть на плакаты, знамена и лозунги, которые веселили своей воинствующей непримиримостью. Впрочем, попытки отдельных чрезмерно ортодоксальных оппозиционеров вычислить потенциальных провокаторов не увенчались успехом. Гуляющий народ был настроен вполне дружелюбно.
Одна из великовозрастных «протестанток», будучи явно не в добром здравии, заявила, что не убоится устроить стриптиз перед журналистской видеокамерой, дабы... засвидетельствовать свою искреннюю неприязнь к одесскому городскому голове. К счастью, женщине поверили на слово...
В целом, митинг прошел по традиционной схеме: обличительный пафос коммунистов и социалистов сводились к констатации того, что при Кучме в Украине и при Боделане в Одессе жизнь стала невыносимой. Это напомнило старую шутку Жванецкого. Капиталисты, посетившие СССР в разгар «застоя», недоумевают: «Как вы можете жить в такой стране, это же невозможно!». На что простой советский человек гордо отвечает: «Очень даже возможно, мы ведь живем».
Вдоволь наругав своих антигероев, но не сумев перекричать дискотеку, митингующие уже более расслабленной толпой двинулись к памятнику Шевченко. Там произошло очередное историческое воссоединение левых и правых, а именно, коммунистов и УНА-УНСО. Они снова припомнили все грехи антинародного режима Кучмы, который, оказывается, за все время «незалежности» не издал за счет госбюджета (ужас-то какой!) шевченковского «Кобзаря».

Руслан ДЕНИСЕНКО


 
КОГДА УБИВАЮТ
СОВСЕМ РЯДОМ


На рынке торгуют собачьим мясом — это нормально. Собачий жир продают туберкулезникам в качестве панацеи — и это нормально. Детишки режут кошек, чтобы посмотреть, что там у них внутри такого интересного — и это тоже считается нормальным...

Много лет назад ей приснился странный сон, будто случился на Земле какой-то катаклизм. Люди в панике бегут, мечутся, а она стоит в доме между двумя комнатами и не знает, в какую войти. В одной — люди весьма упитанные и довольные жизнью, в другой — калеки, старики, инвалиды и... почему-то собаки. И из каждой комнаты ей машут — иди, мол, к нам. Она подумала и выбрала стариков и собак.
Расшифровка сна поступила неожиданно, когда она пришла забирать из «будки» собаку своего отца. «Увиденное представилось мне даже не кощунством, а... Нет, не знаю, как подобрать слова. Животные в клетках стояли в грязи, без еды, без воды, не имея возможности даже сесть». Ее это так потрясло, что она тут же пошла в общество защиты животных, а через три месяца была единогласно выбрана его начальником.
Программист по образованию, профсоюзный лидер по призванию, она возглавляет общество четыре года, совмещая роль защитницы животных с ответственной работой председателя профсоюзного комитета информационно-статистического центра Одесской железной дороги.
Сегодня мы беседуем с начальником Одесского городского общества охраны и защиты животных Татьяной Волошиной.

— Татьяна Андреевна, случаи жестокого обращения с животными — это редкость или обыденное дело?

— Безусловно, обыденное дело. Нынешняя ситуация в стране такая, что происходит разгул жестокости не только по отношению к человеку. Взять, например, самый последний случай — дичайший, единственный в моей практике. Двое молодых парней убили соседскую собаку: отрезали ей голову и освежевали. Хозяйка пошла ее искать, заглянула в их квартиру и увидела обезглавленный труп собаки, подвешенный за ноги. Она сразу обратилась в милицию (информация о том, что двое молодых людей убили собаку с целью продать ее жир «засветилась» даже в милицейских сводках — авт.). Есть основания полагать, что это не первая убитая таким образом собака — жители улицы, где все это произошло, не раз замечали, что неизвестно куда пропадают домашние упитанные животные. А дело тут вот в чем. В народе считается, что собачий жир излечивает туберкулез. Но это заблуждение. У нас имеются официальные документы с ответами двух главных врачей — областного противотуберкулезного диспансера и городского о том, что этот жир не только не помогает вылечиться, но и наоборот — несет целый комплекс различных инфекций, которые усугубляют болезнь.
Кстати, хозяйка собаки решила добиться наказания виновных и обратиться в суд, и мы ей в этом поможем.
Есть случаи отстрелов и отравления животных. Очень часто дети, 13-14-летние, отрезают животным — собакам, кошкам — лапы — это у них такой вид развлечения. Зачастую этим занимаются и взрослые, считающиеся вполне нормальными. В психологии есть такое понятие как немотивированная жестокость — это когда человек, предположим, идет по улице и просто так разбивает телефонную будку. Видимо, в случае с животными срабатывает то же самое.

— Скажите, а в милицию вы пробовали обращаться?

— Пробовали. Обычно нам говорят там примерно следующее: проблемы людей еще не решены, а вы хотите решить проблемы животных. Издеваться не издеваются, но желания помочь мы не особо ощущаем. Правда, однажды мы обратились к участковому на Пушкинской, 51 по поводу одной психически неполноценной женщины, которая забирала с улицы собак, а дома истязала их до смерти. Так вот, он согласился помочь нам, но, к сожалению, изъять у нее собак так и не удалось, потому что на ее стороне был закон.

— А были ли в нашей стране случаи, когда бы человек понес наказание за то, что убил или покалечил животное?

— Только один — женщина подала в суд на «будку» и выиграла его. Это было во Львове в прошлом году.

— Тут сам собой напрашивается неприятный вопрос: а что вообще может ваше общество, если в государстве отсутствует закон о защите животных?

— Действительно, трудный вопрос. Но сейчас в Уголовном кодексе появилась 299-я статья, которая в какой-то небольшой степени нам помогает. В ней говорится, что человек, который проявил жестокость по отношению к животному, наказывается либо штрафом до пятидесяти необлагаемых налогом минимумов доходов, либо лишением свободы сроком на полгода — это по решению суда. Хотя в ней не оговаривается, о каких именно животных идет речь — домашних или бродячих. В предыдущем кодексе это касалось только домашних животных. Мы все очень ждем и надеемся, что в стране все-таки будет принят законопроект о защите животных, рассмотрение которого откладывалось несколько раз.
А возвращаясь к вопросу, что «вообще может наше общество», замечу, что нам удалось приостановить отлов кошек — ведь раньше «будка» отлавливала и их. Я считаю, что это уже большое достижение.

— Тогда поговорим об отлове собак. Когда «будочники» хватают их на улицах, неважно — бездомных или породистых, в ошейнике или без — им все равно (а за домашних еще и денег срубить можно), а потом калечат, то наказать их совершенно невозможно, потому что у них есть универсальное подтверждение своей правоты...

— ... да — этим подтверждением служат правила содержания животных в городе Одессе. Это нормативный документ горсовета. В нем говорится о том, что любую собаку надо выводить на поводке. Конечно, агрессивных собак нужно выгуливать на поводках — это понятно, но зачем надевать поводок и намордник на какую-нибудь болонку, которая не то что не агрессивна, а боится всех и вся? И потом, нельзя же, не создав евроусловий, требовать от людей подчинения этим евроусловиям — взять хотя бы так называемые места для выгула собак.

— Да, их, кажется, всего два на миллионный город.

— Я знаю только одно — в районе пересечения улиц Малой Арнаутской и Старопортофранковской. Там есть такой небольшой сквер, в котором поставлена табличка «Место для выгула собак» и больше ничего не сделано.

— Зато «шариковым» удобно — если, к примеру, хозяин собаки с Поселка Котовского или Таирово гуляет со своей собакой не вокруг этой таблички в центре города, то ее можно смело забирать в «будку», равно как и какого-нибудь пуделя без намордника (по статистике чаще всего в «будку» попадают именно пудели). Очень удобное прикрытие.

— Совершенно верно - прикрытие.

— Согласно которому все владельцы собак по определению являются нарушителями. Ну, а сама-то «будка» ничего не нарушает?

— Нарушает. И, прежде всего, с моей точки зрения, ту самую 299-ю статью «Жестокое обращение с животными». Кроме того, эта структура должна иметь пакет документов, в которых должно быть четко оговорено, когда конкретно она выезжает, в какие районы, каких именно животных отлавливает и тому подобное. Наше общество несколько раз делало запросы в городское управление жилищно-коммунального хозяйства на предмет предоставления этих документов. Но они так и не были нам предоставлены. Я думаю, что их или просто не существует, или они существуют, но в таком старом варианте, что неприемлемы сейчас, и именно в связи с этим нам их не показывают.

— Директор «будки» или, говоря официальным языком, «Городской аварийно-санитарной службы», Алексей Чуев, уверяет журналистов, что собак усыпляют хлороформом, а не забивают палками и не сажают в чан с известкой, в чем нередко обвиняют его организацию. А что вы думаете на этот счет?

— Я по этому поводу могу сказать лишь одно: мы не раз предлагали, чтобы усыпление животных производилось комиссионно — в присутствии представителей общественных организаций и врачей-ветеринаров, чтобы можно было знать, сколько животных отлавливается на самом деле, сколько усыпляется, и как усыпляется, то есть, чтобы ситуация стала, наконец, прозрачной. Но ни руководство «будки», ни управление жилищно-коммунального хозяйства на это не согласились. Почему? Объяснений не последовало. Но ведь когда все нормально, то и скрывать нечего.

— Вы не раз организовывали различные акции протеста и пикеты с требованием закрыть «будку», в которой ежемесячно убивают 800 собак. Кстати, сколько лет вы этого добиваетесь?

— Наше общество было организовано 1 июля 1988 года, а 3 ноября того же года уже было официально зарегистрировано. Вот с того момента мы и добиваемся закрытия «будки».

— ... и безрезультатно. Почему?

— Раньше нам говорили, что у города нет средств на закрытие «будки», и тогда мы пригласили в город представителей Немецкого Союза защиты животных — это было как раз после публикации в Германии нашумевших репортажей журналистки Кристы Шехтель, которая посетила одесскую «будку» и была шокирована увиденным. Союз согласился выделить эти самые средства, которых нет у города, но вопрос по-прежнему стоит на месте, и объяснений этому я не вижу.
Позже мы пытались договориться с управлением жилищно-коммунального хозяйства о том, чтобы наше общество забирало из «будки» часть животных — лечило, раздавало людям, и нам даже дали на это согласие. Но потом отказали, мотивируя тем, что контрольно-ревизионному управлению может не понравиться, что животных отлавливают на средства, выделяемые из муниципального бюджета, а потом сразу передают нам. Как бы негоже отдавать нам животных за муниципальный счет.
И, тем не менее, закрытие «будки» — наша главная задача. Альтернативой ей может стать организация, которая также будет заниматься отловом собак, но нормально, а не так, как это делается сейчас (зачастую собак калечат еще при перевозке, а в саму «будку» они попадают уже без глаз, с перебитыми хребтами — авт.), стерилизовать их, заниматься сортировкой, то есть усыплять только очень малую часть животных — агрессивных и неизлечимо больных, а остальных — раздавать людям, а желающие их приютить, поверьте, есть.

— Татьяна Андреевна, по городу ходят какие-то мрачные слухи о том, что, дескать, на некоторых рынках можно запросто купить собачье мясо...


— Я убеждена, что торговля собачьим мясом ведется. Зачем? Оно дешевле говяжьего и не секрет, что несостоятельные люди покупают его, прекрасно зная, что оно собачье, и употребляют в пищу. Но это достаточно сложно доказать — нужны конкретные факты. Подтвердить, что кто-то убил собаку, потом освежевал, разделал — очень трудно. Торговля мясом не пресекается потому, что милиция не хочет этим заниматься, а может просто не имеет на это средств.

— Продолжая тему рынков. Одесситы уже привыкли за небольшую плату со своей стороны сдавать щенков и котят на Староконный рынок продавцам, которые клянутся определить их в хорошие руки. Так есть ли гарантия, что они действительно попадают именно в такие руки?

— Нет. Судите сами. Животных на Староконный сносят со всего города. Причем каждый приносит не одного, а нескольких щенков или котят. А разбирают из них лишь одну десятую часть (симпатичных, пушистых, похожих на какую-то породу) — и это в лучшем случае, ведь продавцы, о которых вы говорите, сидят на рынке только два дня в неделю. А непроданных животных просто заворачивают в целлофан и выбрасывают в «Альтфатеры». Раньше хоть топили, теперь просто выбрасывают.
Правда сейчас там появилось одно нововведение: за медицинский осмотр каждого животного, которое привозится туда для продажи, нужно заплатить 3 гривни 50 копеек. Надеюсь, что эта мера существенно уменьшит количество животных, попадающих сначала на рынок, а потом в мусорные контейнеры. Мы ее поддерживаем.
Лучше вообще предотвращать рождение таких изначально никому ненужных животных. Для этого, во-первых, есть специальные таблетки, а, во-вторых, операции по стерилизации. Если нужно простелиризовать животное, то лучше обратиться в наше общество по телефону 21-75-25 — мы дадим направление по льготной цене (как правило, 50 процентов) в любую ветеринарную клинику по месту жительства. А если они уже родились, то лучше обратиться в ветеринарную клинику «Друг» в парке Шевченко, в которой также помогут пристроить их в действительно хорошие руки.

— Как к вам попадают собаки, кроме тех случаев, когда вы выкупаете их из «будки»?

— Умирает очередная бабушка, которая оставляет после себя 7-12 животных — так и попадают. Или вот совсем недавно женщина покончила жизнь самоубийством — сейчас мы планируем забрать ее собаку.

— Татьяна Андреевна, а кто они — члены вашего общества?

— Наш контингент — это, в основном, те, кого называют интеллигенцией: профессора, врачи, педагоги, бухгалтера, инженеры. Из известных личностей — Кира Георгиевна Муратова. Много пенсионеров.

— А молодежь?

— Приходит, но не очень активно. На самом деле нам очень нужны люди — молодые, энергичные.

— Что необходимо для того, чтобы стать членом вашего общества?

— Заявление и желание. Больше ничего.

— А на какие средства общество существует?

— Это для нас вообще больная тема. В основном, наши финансы складываются из членских взносов, очень небольших, которые выкраиваются из мизерных зарплат и пенсий. Но, к счастью, есть люди, которые нам помогают кормами, препаратами, в частности, ветеринар, директор фирмы «Ами» Андрей Алексеевич Михальчик. В уходе за собаками нам также помогают ветеринары, студенты-ветеринары.

— Татьяна Андреевна, не секрет, что любителей животных часто считают просто сумасшедшими. Взять, к примеру, Бриджит Бордо, вспоминая о которой, обыватели говорят вовсе не как о великой актрисе, а как о психически нездоровом человеке — опять, мол, права жирафов отстаивает. Как вы считаете, почему так происходит? Почему убить животное — это нормально, а попытаться защитить его — нет?

— Это факт, который трудно поддается объяснению. Но факт и то, что чем выше уровень интеллекта, морального и духовного развития, тем гуманнее человек относится к животным и понимает, что проблема жестокого к ним отношения не должна стоять в стороне от других общечеловеческих проблем. В конце концов, не обязательно любить животных, но относиться к ним гуманно — обязанность человека. Хотя бы потому, что он — человек... Когда меня спрашивают, зачем вам, дескать, все это нужно, я отвечаю, что занимаюсь собаками не потому, что мне не нравится моя основная профсоюзная работа, а потому, что эти две темы — защита людей, и защита животных — тесно связаны.


Татьяна ГЕРАЩЕНКО


НАВЕРХ
 

Анатолий Луняченко:
СИТУАЦИЯ С СУДОМ БЛИЗКА К КОЛЛАПСУ


Рассуждениями о несовершенстве судебной системы в Украине сейчас не удивишь никого. Словосочетания «судебный произвол» и «судейская мафия» стали уже идиомами. Недавно в Верховной Раде активно обсуждался вопрос лишения украинских судей некоторых государственных гарантий (50-процентная скидка на оплату коммунальных услуг и телефона, бесплатный проезд в общественном транспорте и т.п.). А все без исключения политические и общественные деятели, обнаружившие у себя «активную позицию», естественно, в фокусе предстоящих президентских выборов, ругают не только исполнительную и законодательную власть. Здорово достается и власти судебной. Глава оппозиции Юлия Тимошенко недавно заявила: «В Украине нет правосудия, потому что честных судей можно пересчитать по пальцам одной руки». При этом она в который раз призвала свой электорат к неустанной борьбе за возможность провести в стране «справедливую» судебную реформу. Основной пункт этого мероприятия — отстранение тех судей, которые, как считают «оппо», слишком сильно запятнали свою репутацию.
В свете вышеизложенного мы и решили поинтересоваться у председателя апелляционного суда Одесской области Анатолия Луняченко: а чем же не угодили судьи «рупорам украинского народа»? И справедливы ли их утверждения о разгуле судебного произвола в нашей стране?

— Мнение Юлии Тимошенко имеет под собой основу, если говорить о том, что в стране не созданы объективные условия для существования правосудия как такового.
Работа судов сейчас не есть действие системы объективных закономерностей.
Давая оценку одному институту общества, нужно исходить из общего состояния этого общества. Оно, мягко выражаясь, сейчас тяжело болеет. А если говорить откровенно, в отдельных частях его тела дошло до гнилостного процесса разложения. Процветает произвол, наглость, необузданное стремление к наживе, протекция, фаворитизм, правилом стало думать одно, говорить другое, делать третье. В этом общество превзошло себя даже по сравнению с советскими временами. Все это не может не отражаться и на правосудии. Однако оно все-таки остается едва ли не единственным остров-ком, где человек может себя реально защитить. Других вариантов просто нет.
Но основано все, повторяю, не на действии системы объективных закономерностей, как то реальная независимость, а значит, и защищенность судей, особенно в переходной период, материальная основа, законодательная база и т.д., а на совсем других факторах. Сейчас правосудие в высоком значении этого понятия осуществляется благодаря энтузиазму многих судей, здоровому консерватизму, который традиционно присущ работе судей, а также действию принципа процессуального контроля в деятельности суда. Ведь никто не сможет оспорить того, что ни один вид деятельности не контролируется так, как контролируется работа судьи.
Благотворное влияние оказывает отсутствие единоначалия, коллегиальность в разрешении дел, особенно в вышестоящих судах и т.д. Но все это было и раньше и перешло к нам из старой системы.
В то же время единственный предусмотренный законодательно независимой Украиной объективный институт реальной независимости суда — это принцип несменяемости судей, то есть их бессрочное избрание. Однако и ему грозят уничтожением. Другого просто нет. Материальная база отсутствует, условия для работы отсутствуют, личной защищенности, особенно после надругательства со стороны парламента над диспозицией ст. 13 Закона о статусе судей, фактически нет.
Вот и судите, в чем права Тимошенко, а в чем не права. Я же могу сказать, что не права она в отношении как раз субъективного фактора, т.е. рассуждений по поводу небольшого количества «честных» судей. С полной ответственностью утверждаю, что среди судей наибольший удельный вес людей, которые в наших условиях находят в себе силы не называть черное белым, иногда проявляя элементы мужества. И это естественно, ибо работа судей — это особый вид деятельности.
Но дело ведь не в самих судьях, а в том, что человек в нашем обществе как был, так и остается фактически незащищенным, ибо одного энтузиазма и даже отдельных мужественных поступков мало. И в этом смысле Тимошенко права. Гегемонизм реальной власти, где нет настоящего суда, а значит, и противовеса первому, тому причина.

— Сейчас очень много рассуждают о судебной реформе. Если спроецировать эту идею на город Одессу, можно в какой-то мере утверждать, что судебная реформа у нас уже стартовала. Сделали из восьми районов четыре, — и судов стало в два раза меньше. Было ли целесообразным проведение такой реформы? И как сейчас дела обстоят с нагрузкой на эти «уплотненные» суды? Ведь не секрет, что по всей Украине люди вынуждены «пересиживать» в следственных изоляторах только потому, что у судей, в силу загруженности, просто нет времени рассматривать их дела вовремя.

Что касается реформирования городского хозяйства вообще, то, с моей точки зрения, стратегия избрана верная, а в тактике допущены ошибки. Что касается нас, то Президент издал указ о ликвидации восьми судов Одессы и о создании четырех судов. Самая большая проблема в сложившейся ситуации — это нехватка помещений. Приоритет, вопреки Закону, и в этом вопросе отдается кому угодно, только не судам. И все же мы ищем выход из положения и надеемся на понимание со стороны властей города. В то же время я приношу извинения и сочувствие людям, которые обращаются в суд и не могут решить свои проблемы. Это происходит сейчас не по нашей вине. Это не дело, когда, например, один Приморский суд размещен в трех зданиях. Сейчас ситуация близка к коллапсу. Мы стараемся ее исправить, но не все от нас зависит.

— Сергей Кивалов, председатель Высшего Совета юстиции, президент Одесской юридической академии, предлагает открыть для подготовки судей специальные факультеты. Учеба на них, по мнению господина Кивалова, даст более качественную подготовку, нежели обычный юридический факультет. Как Вы думаете, не станет ли воплощение в жизнь этой идеи очередным способом легкого добывания денег из народных карманов?

— Нужно, прежде всего, смотреть на требования закона. Законом не предусмотрен порядок какой-то дополнительной подготовки судей. Потому ответ однозначен: все должны быть в одинаковых условиях. У кого-то есть возможность пройти эту подготовку, у кого-то — нет. И подход наших квалификационных комиссий будет таким же: прежде всего, сочетание профессиональных и личных качеств кандидата на должность судьи, и приоритет будет отдаваться объективно лучшим.
Но вопрос подбора и подготовки судейских кадров слишком сложен, чтобы его можно было бы разрешить лишь организацией какой-то дополнительной подготовки.
Дело в том, что с учетом особой сложности, особой утонченности, прежде всего психологической, судейской работы, настоящим судьей, по большому счету, может стать далеко не каждый человек, обладающий всеми необходимыми, предусмотренными Законом параметрами, высоким уровнем теоретических и практических знаний. Судьей нужно родиться. В этом вопросе цивилизация ушла очень далеко. Даже в конституциях некоторых государств говорится, что не может стать судьей человек, в характере которого присутствуют злобность, месть, упрямство, капризы и т.д. И представьте себе, там это правило элементарно реализуется. Без ущемления прав личности. В интересах прав человека.

— Многие судьи ссылаются на то, что качество дел, которые правохранители направляют в суды, оставляет желать лучшего. В первую очередь, это касается слабой доказательной базы по поводу совершенного преступления. Есть ли подобные грехи у одесской милиции и прокуратуры?

— Даже не приводя статистических данных, они и так у всех на слуху, могу сказать, что, действительно, качество следствия не является высоким. На это влияет и тот факт, что следствие находится в ведомстве, которое призвано бороться с преступностью. И быть следователю объективным, когда от него требуют «хорошие показатели» раскрываемости преступлений, практически невозможно. Это несовместимые вещи. Кроме того, сейчас в органах следствия наблюдается значительная текучесть кадров. Следователя не успеют научить, как он увольняется, не выдержав пресса этих «показателей». На его место приходит новый сотрудник. Без опыта. И не его, несчаст-ного, вина, что он не может исполнять свои обязанности на должном уровне. Споры же по поводу того, где быть следствию — это политика, борьба за влияние. Но если мы хотим себе добра, то, конечно же, следствие должно быть независимым. Так же, как и прокуратура, которая в таком случае тоже не должна заниматься следствием. Ухудшению качества дел потворствует и наше законодательство. Где в мире видано, чтобы в ХХI-м веке в государстве, которое провозгласило готовность строить правовое общество, был институт до-следования? Почему мы стороне обвинения предоставляем дополнительные шансы, а защите нет? Да и зачем вообще этот институт, который противоречит святая святому судебного процесса — принципу состязательности. Зачем обманывать самих себя? Есть общий принцип, испытанный временем: либо виновен, либо нет.

— Говорят, что в Украине, якобы, наблюдается нехватка судей. И в некоторых источниках указывается, что недостает нам около 30% судей. Якобы, происходит это потому, что пожилые судьи уходят на пенсию, а молодые не хотят работать из-за низкой оплаты труда. Существует ли такая проблема в действительности?

Проблема существует, но причина не только в низкой зарплате. Я вам сейчас одну цифру назову, она показательна. В Украине, в общем, по штату должно работать более 7 тысяч судей. Однако на сегодняшний день не работают только по причине ненадлежащей работы органов, их назначающих, около 1 тысячи судей. Это и судьи, у которых закончились полномочия, а парламент, вследствие своей неорганизованности, переизбрать их не может. Там скопилось уже несколько сотен кандидатур. Это и кандидатуры, которые впервые должны быть назначены судьями. Они «застряли» на уровне всех структур, в том числе и Высшего совета юстиции — их больше 300 человек. Это и люди, кандидатуры которых сейчас находятся на рассмотрении администрации Президента (я имею в виду назначаемых на админдолжности). Почти тысяча человек сейчас не работают по изложенной причине. Представьте, сколько дел только в один день могла бы рассмотреть эта недостающая тысяча судей.

— Интересно было бы узнать, какие преступления чаще всего пришлось рассматривать вашим судьям в прошедшем году?

— То, что я сейчас скажу, очень хорошо характеризует наш подход к стратегии борьбы с преступностью. Огромное количество дел о хранении наркотических средств. С одной стороны, мы понимаем, что это страшное зло у нас есть, и плодится оно в геометрической прогрессии. Но, с другой стороны, абсолютно бесспорно и то, что наши правохранители с помощью подобных дел добиваются увеличения процентов раскрываемости преступлений, делая эти показатели на общей беде.
Такого колоссального роста дел о преступлениях в данной категории я давно не видел. Невооруженным глазом видно: происходит что-то ненормальное.
Кстати, стало меньше дел о преступлениях против собственности. Главная причина — перераспределение этой собственности. Она переходит в частные руки, а у себя, как известно, воровать не станешь. Ну, и много преступлений против жизни и здоровья людей. Значительное количество дел об убийствах, причиненных тяжких телесных повреждениях. Есть разбойные нападения, их количество остается стабильно высоким. Много преступлений, связанных с хозяйственной деятельностью, к примеру, об уклонении от уплаты налогов.

— Рассматривает ли сейчас апелляционный суд дела, которые принято называть резонансными?

— Да, у нас есть сейчас несколько громких уголовных дел. По одному из них привлекаются к ответственности более 20 подсудимых, оно уже в стадии завершения. По другому — от 10 до 15 подсудимых. Это дело сейчас у всех на устах. Подсудимые обвиняются в совершении убийств, вымогательств, воровстве людей с целью выкупа и т.д.

— Имеют ли эти подсудимые шансы на «вышку»?

— Если их вина будет доказана, то подобная мера может быть им присуждена. Но этот вопрос разрешает только суд.

— А как лично Вы считаете, целесообразно ли было менять «вышку»-расстрел на пожизненный срок лишения свободы?

— В принципе, я понимаю законодателей. У нас есть обязательства перед Советом Европы. Да и время не стоит на месте. Но мы немножко опередили время. Надо было еще более ограничить применение высшей меры наказания, сделать ее, если можно так сказать, еще более исключительной, но не отказываться от нее вообще. То есть, поставить еще более жесткие рамки в плане оснований для ее применения. И надо было прямо об этом говорить, и Европу убеждать в этом. Но закон есть закон, и его надо выполнять.

— А сколько пожизненных приговоров ваш суд вынес за прошлый год?

— За последние 2 года наш суд вынес 13 таких приговоров, из них в прошлом году — 3.
Известно, что Вашу личность не обделяют вниманием уже несколько лет пресса, известны и лица, которые этим занимаются, в том числе и в настоящее время. Как бы Вы прокомментировали происходящее?
Если кратко ответить на этот вопрос, то следует сказать, что беспричинно ничто не происходит.
Действительно, шквал грязного вранья бьет фонтаном уже более 7 лет. И это несмотря на десятки проверок, постановление об отказе в уголовном преследовании в отношении меня и, наконец, судебное решение, вынесенное от имени государства, которыми однозначно опроверг-нуты все излагаемые факты.
Мне, да и не только мне, из-вестны те, кто это делает, и зачем это делается. Но на все это я смотрю философски — тем хуже они делают для себя и лучше для меня, ибо от этого я не становлюсь слабее, извините за нескромность. Но черное называть белым и служить мракобесию и злу я никогда не буду.
Я работаю судьей 27 лет, многие знают о моих качествах не по газетным публикациям. Уверен, люди правильно разбираются в происходящем, даже если громко об этом и не говорят.

Елена ЖУРА


НАВЕРХ

 
ЖИЗНЬ и СМЕРТЬ
Николая Кручины


Недавно по многим центральным, в том числе, киевским, каналам прошёл многосерийный российский телефильм «Две судьбы». Многие, уверен, смотрели этот фильм — ведь хронология его охватывала послед-ние тридцать лет истории Советского Союза, а, значит, памятна не одному поколению ныне живущих на одной шестой. Не удержался от того, чтобы просмотреть его, и я.
Нельзя, конечно, судить художественные произведения по тривиально житейским меркам, но не сравнивать происходящее на экране с реально имевшими место событиями тоже невозможно. Особенно когда авторы явно намекают на существующую между ними связь. И вот какие реминисценции вызвал этот художественный фильм у меня.
Прототипом одного из главных героев фильма, безусловно, является трагически ушедший из жизни в августе 1991-го Николай Кручина, по-следний управляющий делами ЦК КПСС. Человек «с открытым русским лицом и большими голубыми глазами». Это я цитирую своего коллегу, академика Чазова, министра здравоохранения СССР при Горбачёве — именно такие слова сказал когда-то генсек о своём управделами. Впрочем, обо всём по порядку.
Летом 1964 года передо мной, свежеиспеченным
30-летним доктором медицинских наук, стояла дилемма — после защиты диссертации в Ленинградской военно-медицинской академии мне предложили на выбор две кафедры: в Ставропольском медицинском институте или в Целиноградском медине. Ставропольский обком партии в то время возглавлял 33-летний Михаил Горбачёв, а Целиноградский — его ровесник Кручина. Тогда имена эти для меня ровным счётом ничего не значили, да и вообще мало кто знал или просто даже слышал о них. После недолгих размышлений я остановил свой выбор на Целинограде — здесь было больше возможностей реализовать свой потенциал: средств на освоение целины партия и правительство не жалели. В дальнейшем всё мистическим для меня образом связалось.
Назначение в те времена заведующих кафедрами согласовывалось с обкомом партии, и Кручина, посмотрев тогда моё дело, сказал (его слова передал мне потом ректор института Станислав Полетаев — будущий союзный замминистра здравоохранения): «Он — либо выдающийся аферист, либо — большой учёный». Уж больно много у меня, молодого доктора, было печатных работ в центральных и зарубежных медицинских журналах. И я возглавил кафедру Целиноградского медина.
Через год я получил звание профессора (став самым молодым профессором медицины в стране), ну, а после того, как я провёл в Целинограде Всесоюзную конференцию по клинической медицине, и на ней присутствовали многие наши медицинские светила, отношения с секретарём обкома окончательно наладились, стали, можно даже сказать, близкими.
Мы часто вместе проводили досуг, играли в шахматы на обкомовской даче. Там же занимались рыбалкой (помню, как-то хлебосольный хозяин, дабы накормить ухой гостей, перекрыл на несколько минут сетью всю речку Ишим). Мне, одинокому, холостому человеку, для жилья был предоставлен роскошный трёхкомнатный номер в гостинице «Мир» (аналоге московской «России»). В общем, можно сказать, Николай Ефимович мне покровительствовал.
Меня ещё тогда стал занимать вопрос общности заболеваний человека и животных, и я, с благословения Кручины, стал заведовать по совместительству кафедрой на ветеринарном факультете местного сельхозинститута. На примере казахов мне удалось показать распространение среди людей посредством контактов с нездоровыми животными такого страшного заболевания, как туберкулёз.
Когда Николай Кручина получил звание Героя социалистического труда за вклад в освоение целинных земель, я был награждён Знаком почёта, а также медалью целинника. Не будучи ни членом партии, ни даже комсомольцем я умудрился в составе делегации целинников поехать в Москву на Всесоюзный комсомольский съезд.
Но, невзирая на всякие блага и привилегии, меня, выпускника Одесского медина, тянуло на родину. И в 1967 году я осуществил свою мечту — вернулся в родной город, где возглавил кафедру патофизиологии и биофизики ветеринарного факультета ОСХИ. Кручина был обижен моей «неблагодарностью», и на года полтора я потерял с ним всякую связь.
Заместителем министра сельского хозяйства вскоре стал бывший второй секретарь Целиноградского обкома Юрий Подтыкайлов, а министром — тоже мой знакомый «целинник» Владимир Мацкевич. Кручина также переехал в Москву и стал заведующим отделом ЦК КПСС по сельскому хозяйству. И годы те были поистине «золотыми» для моей новой кафедры — почти ни в чём я не получал из центра отказа.
Летом 1969 года я хотел отметить в Москве в компании друзей свой скромный 35-летний юбилей, но уже в те годы в магазинах столицы наблюдался дефицит деликатесов. Кручина, узнав о моих «проблемах», сунул мне десять так называемых «кремлёвок» — чеков для закрытого магазина-распределителя ЦК (он находился возле ЦУМА). И я на эту, казалось бы мизерную сумму, отоварился тогда по полной программе — красная и чёрная икра, марочные коньяки, балыки... Сейчас, конечно, мне смешон мой тогдашний щенячий восторг по поводу приобретенного дефицита.
Не знаю, насколько радовался возможности приобретать фактически из-под полы сельхозпродукты тогдашний завотделом ЦК по сельскому хозяйству, но помню его грустные глаза десятью годами позже, когда, в «расцвет застоя», он сказал мне: «Кто бы подложил руки под неуклонно падающую социалистическую экономику?»
Знал бы где упадёшь — постелил соломку, гласит русская пословица. Выбросился ли сам после крушения коммунизма на одной шестой управделами ЦК КПСС из своего кабинета на 5-м этаже Угольного переулка близ Ново-Девичьего кладбища, или «товарищи», как в фильме, пособили — не знаю. Много говорит в пользу как первого, так и второго. Знаю только, что человек сам выбирает свою судьбу.

Виктор ФАЙТЕЛЬБЕРГ - БЛАНК


НАВЕРХ

 
ЗАБОРЫ У МОРЯ:
НЕ ВЕДАЕМ, ЧТО ТВОРИМ?


Пригрело солнышко, истосковавшийся по кислороду народ потянулся к морю.
Спуститься ныне к нему уже не так легко, как в былые годы. Вдоль обрыва — заград-отряд из новых кирпичных домиков, укрепляющих береговую полосу и выполняющих противоополз-невые функции (за что их самоотверженным обитателям и находчивому горисполкому — отдельное спасибо). Но и тем счастливцам из числа аборигенов, знающих потайные тропы, которые без серьёзных травм и увечий удачно преодолеют новую «санитарную зону», к самой воде подобраться тоже будет теперь не просто.
К нам в редакцию в послед-ние две недели поступило много звонков от возмущенных жителей 8-й станции Большого Фонтана, улицы Каманина, Морского переулка. Они с детства привыкли ходить в Аркадию на так называемые «плиты» (на этот весьма популярный и оригинальный пляж летом специально приезжают и из самых отдаленных мест города), теперь путь к «воздуху, солнцу и воде» им преграждает прочный металлический забор.
Мы обратились в Управление инженерной защиты территории города и развития побережья для разъяснений по поводу этой странной конструкции. Руководитель управления Владимир Алексеевич Соколов развёл руками и авторитетно заявил, что это всё выдумки. Никакого забора на том месте нет и быть не может, во всяком случае, он его ещё неделю назад там не наблюдал. Дабы большой начальник не утруждал себя излишними хлопотами по пустым проверкам, приводим реальное фото сего «виртуального объекта».
Выросший в одночасье заборчик охватывает по периметру довольно значительную часть прибрежной полосы — что там собираются строить? Может, послед-ний бункер для Хусейна? Бетонных плит рядом — в избытке, да и поблизости арабы когда-то собирались строить гостиницу.
Один из местных жителей высказал предположение, что городские власти таким образом деликатно и незаметно заботятся о здоровье аборигенов. Ведь канализация в Морском переулке не справляется с напором на коллектор «новостроек», он немножко «травит», фекалии тихонько стекают по обрыву в море, и оно тут не вполне пригодно для принятия водных процедур. Да и вообще, гораздо полезнее полежать в прохладной тени забора, нежели бессмысленно жариться на солнце. К тому же и окружающий воздух станет после сдачи очередного «объекта» более привычным для наслаждающегося полной грудью благами цивилизации гражданина.

Влад ЛАШМАНОВ


 
НЕДОЛГО МУЗЫКА ИГРАЛА...


Лишь неделю, после победы в первом матче второго круга над «Волынью» из Луцка, «Черноморец» покрасовался на 14-м месте — месте, дающем право выступать и в следующем сезоне в высшей лиге. После второго тура он вновь занял привычное место на дне турнирной таблицы. Но...
В прошлое воскресенье «Черноморец» играл в Киеве с местным «Динамо» — флагманом отечественного футбола, одной из лучших команд Советского Союза, безусловного лидера трёх последних десятилетий его богатой истории. Интересно, что наиболее яркие выступления «Динамо» приходились на середины соответствующих десятилетий, а лицом команды были форварды на «Б». Шестидесятые годы — Бышовец, семидесятые — Блохин, восьмидесятые — Беланов.
Взаимоотношения одесского и киевского клубов всегда были непростыми. Лучших игроков «Черноморца» киевляне, на правах «столицы», забирали себе (кого — заманивая пряником, кого — призывая «на срочную службу» в «органы»). Некоторые, правда, как тот же Игорь Беланов, полностью раскрывались там, другие — чаще — губили «на чужбине» свой талант (наиболее печальный пример — наш Анатолий Шепель). В «Черноморце» тоже играли бывшие динамовцы, но, как правило, на излёте своей спортивной карьеры — достаточно вспомнить в составе «моряков» середины шестидесятых тандем форвардов Лобановский-Базилевич.
Иных уж нет, а те — далече. Да и чемпионат Украины не идёт ни в какое сравнение со всесоюзным. Но — профессия есть профессия, играть где-то футболистам надо, престиж клуба и города тоже не совсем пустой звук, народ требует, кроме хлеба, и зрелищ, молодёжи где-то надо выплеснуть свою энергию, проявить свой патриотизм. Словом — «свято место пусто не бывает», и «на безрыбье и рак — рыба». И как бы мы презрительно не относились к нашей «местечковой» высшей лиге — другой-то нет. И болеть за любимую команду естественно везде, где бы она ни играла.
А играть наша команда стала гораздо интереснее и лучше, чем полгода назад. Тогда она просто поражала всех своим безволием и беспомощностью, и послед-нее место было у неё, словно десятилетка у Шарапова, «на лбу написано». Ещё в конце первого круга, со сменой главного тренера, проявились некоторые позитивные сдвиги (пусть тогда только на эмоциональном уровне), и даже поражение тогда на своём поле от киевского «Динамо» я назвал «Оптимистический разгром» (одесситы тогда проиграли со счётом 1:4, но смотрелись вполне достойно).
И в отчетном матче в гостях «моряки» вовсе не выглядели мальчиками для битья. Если бы не гол, забитый чернокожим Ринконом после явного офсайда убежавшего в отрыв Шацких, неизвестно, чем бы всё это дело закончилось. Да и после гола другого киевского легионера Леко, забитого при схожих обстоятельствах, одесситы имели несколько неплохих возможностей размочить счёт (однажды настойчивость Косырина лишь чудом не увенчалась голом — мяч после его удара-тычка угодил в штангу). В итоге «Черноморец» проиграл 0:2.
Его основные конкуренты — «Металлург» и «Ворксла» — победили своих соперников, и одесситы отстают теперь от них на три очка. Интересно, что оба этих клуба «Черноморец» в первом круге победил, одного — дома, другого — в гостях. Так что особых причин для расстройства пока нет. «Черноморцу» вполне по силам победить ещё с десяток клубов (ты ж понимаешь, европейские гранды!), так что на унизительном для нашего города последнем месте, я думаю, мы долго не задержимся.
В воскресенье одесситы принимают лидеров чемпионата, абсолютного победителя прошлого первенства, донецкий «Шахтёр». Команду, хорошо знакомую ещё по чемпионатам Союза. Бросим пару шахтёрских угольков в топку родного парохода?

В прошлом номере мы проанонсировали футбольный конкурс газеты, посвященный выступлению «Черноморца» в чемпионате Украины.
Для того, чтобы читателю было проще делать прогноз, приводим календарь оставшихся игр «Черноморца» (в скобках указаны результаты встречи соперников в первом круге).

23 марта Черноморец — Шахтёр (0:2)
6 апреля Металлург З — Черноморец (0:1)
13 апреля Черноморец — Таврия (0:2)
19 апреля Арсенал — Черноморец (3:1)
26 апреля Черноморец — Металлист (0:1)
4 мая Днепр — Черноморец (1:0)
11 мая Карпаты — Черноморец (1:1)
17 мая Черноморец — Ильичёвец (0:2)
24 мая Металлург Д — Черноморец (1:0)
28 мая Черноморец — Полиграфтехника (1:2)
1 июня Оболонь — Черноморец (2:0)
15 июня Черноморец — Ворскла (2:1)
23 июня Кривбасс — Черноморец (2:0)


Итак, по итогам чемпионата следует назвать:

1. Место нашей команды
2. Количество набранных «Черноморцем» очков
3. Число забитых командой мячей
4. Число пропущенных мячей
5. Фамилия лучшего бомбардира команды и количество забитых им мячей.

Угадавший в пунктах 1 и 2 получает по 6 баллов, в пунктах 3 и 4 — по 3 балла, угадавший пункты 5 и 6 — по 2 балла. Первая пятёрка призёров получит в редакции ценные призы, абсолютный победитель, кроме того, будет приглашён на банкет «Черноморца» (полагаем, праздничный) в 4-х звёздочном отеле «Чёрное море», посвященный окончанию чемпионата.

В качестве примера привожу свой (оптимистичный) прогноз:
1. 9 место
2. 33 очка
3. 29 забитых
4. 37 пропущенных
5. Лучший бомбардир — Косырин (7 мячей)

Присылайте свои варианты в редакцию в конвертах с указанием фамилии, имени, адреса или контактного телефона. Последний срок (по почтовому штемпелю) — 5 апреля (читателю и так предоставляется своеобразная фора-гандикап — знание результатов 18 тура). Желаем успеха!

Влад ЛАШМАНОВ