№ 76
28-03-03

Александр Борянский: ИМПЕРИЯ ОТ БАГДАДА ДО "ЧИКАГО"
Влад Лашманов: ПО МОРЯМ. ПО ВОЛНАМ...
Борис Штейнберг: КОШМАР БЕЗЗАКОНИЯ или РЕЗУС-ФАКТОР ТРУПА
Елена Жура: ВАЛЕНТИН КОБЫЛЯНСКИЙ: «ЗАКАЗЧИКИ» УБИЙСТВА
ВАЛЕРИЯ КРАВЧЕНКО ПРОСЧИТАЛИСЬ

Татьяна Геращенко: ВОТ ПУЛЯ ПРОСВИСТЕЛА И ДОРОЖНЫЙ ЗНАК УПАЛ
Влад Лашманов: "ТОВАРИЩ СТАЛИН, ВЫ - БОЛЬШОЙ УЧЁНЫЙ"
Влад Лашманов: ПАРЛАМЕНТСКИЕ ЛАБИРИНТЫ, ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ТУПИКИ


ИМПЕРИЯ
от Багдада до "Чикаго"


Воскресной ночью, когда честный трудящийся люд крепко спал и видел сны о счастливом завтра, в далеком Лос-Анджелесе ровно в четыре часа началась любимая импер-ская забава: вручение премии Американской киноакадемии «Оскар».
Той же воскресной ночью, и даже почти в то же самое время, к югу от апельсиновых закавказских республик, на месте географического библейского Эдема, где древний человек впервые стал земледельцем, уронив зерно ячменя на вскормленную Тигром и Евфратом почву, началась привычная имперская забота: наступление на чужую непокорную столицу.
Танки двигались на север в Ираке, а на сцену в Калифорнии выходили то ли люди, то ли живые символы имперского богатства и успеха — того самого, ради которого надрывали моторы в походе боевые машины.
Это не хорошо и не плохо. Просто в современном мире снова есть цезарь и есть провинции. Так уже было.

Когда Гай Юлий Цезарь Август Октавиан отправлял легионы на завоевание парфянских городов Междуречья — Вавилона, например, — или устанавливал обратно испорченные к чертям отношения с германцами, в свободные часы патриции декламировали Вергилия, Горация и развлекались театральными постановками пополам с гладиаторскими поединками. У них не было театра «Кодак», но уже зрели в смелых головах планы постройки Колизея.
Вергилий творил «Энеиду»... А где-то на востоке легионеры, ощетинившись щитами, усмиряли очередную деревню. Их было столько, этих деревень...
А гениальный Вергилий выводил знаменитые строки: «Римлянин! Ты научись народами править державно!..» И так далее.

Все настолько ожидали победы над Ираком и победы «Чикаго» в главной номинации, что букмекеры отказались принимать такие ставки. На «Чикаго» из финансовых соображений, на Ирак — врут, что из патриотических.
Мюзикл «Чикаго» неожиданно высветил также роль постсоветского пространства, или русскоязычного региона, или стран СНГ — всегда затрудняюсь, как нас всех правильно назвать. Роль эта — поживиться, оторвав клок шерсти от благ цивилизации и попутно обобрав собственный народ. Во всяком случае, именно так сделала видеокомпания «Вест» и Филипп Киркоров, бесстыдно переписавшие саундтрек «Чикаго» и заставившие русскоязычного зрителя слушать в кинотеатрах Киркорова вместо Гира. Это самодовольное существо, комментируя вручение «Оскара» на Первом канале, оказалось неспособно произнести без ошибки слово «саундтрек». Зато оно, подобно большинству обывателей, не выразило сомнений, что само талантливей всех Гиров вместе взятых, а по сторонам глядело с такой бесстыдной наглостью хозяина, что американские звезды в сравнении с ним — дети.
В искусстве тоже может быть гражданская позиция, в том числе и у зрителя. Здесь она заключается в том, чтобы проигнорировать поход в кино, а дождаться и купить DVD. Там есть опция отключения дубляжа и сопровождения оригинального звука титрами. Прочь Киркорова! Звук этого фильма победил в соответствующей номинации, надо иметь уважение, недоступное варвару, однажды дорвавшемуся до московских денег.
Всего «Чикаго» получил шесть «Оскаров», хотя значился в 13 номинациях. Лучшие фильм, женская роль второго плана (Кэтрин Зета-Джонс), монтаж, звук, художник-постановщик и художник по костюмам.
Любопытно, что победил римейк, повторение мюзикла Боба Фосса. Тот парень создал «Кабаре» и «Весь этот джаз». Он был лучшим в жанре, и теперь, спустя десятилетия, еще одна, третья победа, правда, чужими руками и на новом техническом уровне.
Пять номинантов: кроме триумфатора «Чикаго», отсылающего в 20-е гг., это — «Банды Нью-Йорка» (XIX в.), «Властелин колец» (фэнтэзи до начала времен), «Пианист» (Первая мировая война), ну и «Часы» (где из трех историй лишь одна приближена к нам).
Америка словно отшатнулась от XXI века, от его перспектив и ностальгически обернулась...
* * *


Багдад пережил вторую бомбардировку за ночь (будет еще третья), когда в зале вручали приз за лучший документальный фильм. На тот момент всё было очень чинно-благородно. Ожидания антивоенных призывов, из-за которых речи лауреатов решено было сократить до 30 секунд и прерывать музыкой, не оправдывались. Но интригой документалистской номинации, где интриги обычно никакой нет, на сей раз являлся вопрос: дадут ли «Оскар» явному лидеру, скандальному «Боулингу для колледжа Колумбайн». Лента живописала жестокость в среде простых американцев, ее автора могли не захотеть выпустить на сцену в час наступления.
Однако академики доказали, что Америка — действительно место различных свободных мнений. «Боулинг...» получил заслуженный «Оскар», а полный бородатый человек по фамилии Мур высказал всё и о «придуманных результатах выборов», и о «придуманной войне придуманного президента», и этот протест разнесся по всей планете, на аудиторию почти в три миллиарда зрителей.
Протест был принят залом очень холодно. Здесь он ощущался лишним.
Зато речь Эдриана Броуди (лучший актер за роль в «Пианисте») заставила господ миллионеров встать на ноги и аплодировать стоя. Разница в том, что Броуди призывал к миру лирично-абстрактно, а Мур жестко, по-диссидентски.
«Пианист» Романа Полански имел шанс совершить дубль, победив в 2002 году в Канне и теперь попав в номинацию на лучший фильм. В чистом виде сего не произошло, но в завуалированном, пожалуй, да: ведь кроме Броуди как лучшего актера, Полански получил «Оскар» за лучшую режиссуру.
Вообще кино о еврейских несчастьях в годы фашизма оказалось востребованным, как никогда: вдобавок к «Пианисту» еще и «Нигде в Африке» был назван лучшим фильмом на иностранном языке. Это первый немецкий «Оскар» после объединения Германии. Там жертвы нацизма пытаются найти приют в Кении.
А когда Багдад бомбили в третий раз, расплакалась Николь Кидман. Нет, ей не привиделся разрушенным и горящим собственный дом, и сирена воздушной тревоги ее не пугала. Ей всего лишь сообщили, что следует подняться на сцену и взять в руки позолоченную статуэтку. И она поняла, что круче Мерил Стрип. Как мало надо этим женщинам, чтобы расплакаться...
* * *
Вручение «Оскара» совершенно не делает фильм лучшим в мире. Но оно называет его лучшим. И все это слышат. А это уже немало. И не всегда справедливо.
Значит ли это, что теперь настанет период торжества мюзиклов, что «Чикаго» открыло дорогу? Конечно, нет. Скорее, новый мюзикл, который можно смотреть без отвращения, появится не раньше, чем лет через пять. Академики выдают награды, поддерживая все жанры, с предсказуемой периодичностью. В этот раз не могли победить «Часы», потому что год назад победили «Игры разума». Не пришло время для размашисто-недостоверных «Банд Нью-Йорка», так как всего два года назад победил «Гладиатор». У «Пианиста» шансов имелось поболе, все-таки после «Списка Шиндлера» о Холокосте, воды утекло достаточно. Но музыкальное кино не поощряли давненько. И претендент нашелся достойный.
Путь к «Оскару» был подготовлен премьерой на Берлинском кинофестивале, ностальгическим именем Боба Фосса, да и просто масштабной раскруткой. А «Мирамакс», студия, которую никто не знал до «Криминального чтива», за десять лет выдвинулась на позицию ведущей, умеющей точнее всех угадать, что будет желанно на киноужин завтра, следовательно — формирующей вкусы.
Звезды разъезжались на лимузинах: счастливые миллионеры, получившие конфету — и несчастные миллионеры, оставшиеся без сладкого.
Над Багдадом светало.
Пройдет еще лет тридцать — и мюзикл «Багдад» будет претендовать на победу во многих номинациях. В основу сюжета ляжет история о том, как дочь Дика Чейни отправилась в Ирак, чтобы выступить «живым щитом» против войны. И она, и ее отец, и Джордж Буш, и, возможно, Саддам Хусейн запоют. Не исключено, что хором. Мы ведь не знаем музыкальных пристрастий грядущей эпохи.
Но мы догадываемся, что за Ираком последуют другие войны. И велика вероятность, что они куда меньше будут похожи на музыкальное шоу.


Александр БОРЯНСКИЙ


 

ПО МОРЯМ. ПО ВОЛНАМ...


В последнем туре встречались друг с другом действующий чемпион Украины и команда, которая в этом сезоне вошла в высшую лигу. Команда, уверенно возглавляющая сейчас турнирную таблицу, и бессменный аутсайдер нынешнего первенства. Короче — донецкий «Шахтёр» играл в Одессе с «Черноморцем». Команды разделяла пропасть в 33 очка. Головная боль букмекеров и шанс у азартных игроков сорвать куш в тотализаторе: первое место против последнего.
Забегая вперёд, скажем — вот этой самой пресловутой разницы в классе команд, занимающих диаметрально противоположные турнирные позиции, вообще не было заметно. Лишь в середине первого тайма случилась десятиминутка, когда преимущество чемпионов было неоспоримым. Но одесситы не дрогнули, и чувствовалось, что шары для «шахтёров» в этом матче не будет. Так оно и вышло.
В прошлом номере я призывал «бросить пару шахтёрских угольков в топку родного парохода». Рад, что «моряки» сделали метафору реальностью — победили донецких футболистов со счётом 2:0. Писал я также о том, что на чистом последнем месте одесситы долго не задержатся — «Черноморец» после победы вновь скакнул вверх на две позиции: теперь он занимает четырнадцатую строчку в турнирной таблице — ту самую, что в первом круге казалась голубой мечтой.
Второй тайм был полностью за «Черноморцем». Константин Балабанов на 48-й и 82-й минутах сделал дубль, в промежутке между голами мог (и должен был) отличиться Александр Косырин — но заработанный им же пенальти реализовать не удалось.
Пенальти, если судить по телезаписи, был далеко не бесспорен — но у судьи, как известно, нет карманной видеодвойки. И, вообще, одесские болельщики настолько привыкли, что арбитры их родную команду унижают на их же глазах, что даже непредвзятое судейство матчей с участием «Черноморца» вызывает удивление. Не исключено, впрочем, что толерантное в отношении нашей команды судейство в последней встрече вызвано не особой любовью к ней рефери из Фастова, а генетическому уважению жителя райцентра Киевской области ко всему «столычному» («Динамо» к тому времени отставало от «Шахтёра» на 7 очков).
Как бы там ни было, но обвинять в поражении исключительно арбитра Яркового, что сделал на послематчевой пресс-конференции тренер «Шахтёра» Валерий Яремченко, по меньшей мере, несерьёзно. Что мешало «горнякам» забить хоть один гол? Не назначенный в ворота одесситов пенальти? Так ведь «моряки» свой, пусть и сомнительный, тоже не использовали. Удаление с поля их игрока? Но две жёлтых карточки, последовательно полученные защитником Пажиным, были бесспорны. Ведь не возмущался же Семён Альтман, когда в матче против «Волыни» при схожих обстоятельствах покинул поле наш нападающий.
Балабанов полностью реабилитировался за то удаление и пропуск последующего матча. Он не только забил два гола, но именно благодаря ему (точнее, грубости против него) был удалён игрок «Шахтёра». Теперь у нашего лучшего на настоящий момент бомбардира на счету 4 забитых мяча.
После первого тура по два мяча было в послужном списке обоих наших нападающих — Балабанова и Косырина. В конкурсе газеты по итогам первенства я отдал предпочтение последнему — как штатному пенальтисту. Но Александр, хоть на этот раз и не забил, игру провёл здорово (он — соавтор второго гола). Традиционно хорошо сыграл и полузащитник Игорь Бобович, он тоже может вмешаться в спор форвардов — буду рад, если лучший бомбардир, кем бы он ни был, забьёт больше предсказанных мною семи мячей. И — очень надёжно и уверенно сыграл наш вратарь Виталий Руденко. Вместе с Балабановым он сегодня должен играть в Киеве в составе молодёжной сборной в рамках чемпионата Европы против команды Испании.
У победы, как известно, много отцов, поражение же — сирота. Главный тренер чемпионов страны решил сделать «крайним» Яркового — команда подала в ФФУ протест на результат матча в Одессе.
Традиционно киевские спортивные функционеры недолюбливали свободолюбивых одесситов, «ставили их на место», если не удавалось на послед-нее, то лишали первого.
Болельщики со стажем пом-нят футбольный 1961-й год — «одесский». Тогда сборная Украины состояла на сто процентов из одесситов, сборная Одессы разгромила в товарищеском матче со счётом 5:1 обладателя Кубка чемпионов миланский «Интер», наши «Черноморец» и СКА, победители соответствующих подгрупп, разыграли между собой звание чемпиона Украины (тогда это звание оспаривалось в украинской группе класса «Б» первенства СССР — там играли сплошь команды нынешней «высшей лиги»). «Черноморец» победил и должен был играть две переходные игры за право выступать в классе «А» с неудачником высшей лиги Союза донецким «Шахтёром». Но «горняки», на нашу беду, выиграли тогда Кубок СССР, и спортивный принцип уступил место политическому — как же, украинцы впервые взяли Кубок, прославили, можно сказать, республику на всю страну! Надо поощрить такой патриотизм, и киевские чиновники лишили тогда «Черноморец» законного «места под солнцем».
Солнце, наконец-то, выглянуло из-за туч, и у нас наступила не календарная, и даже не астрономическая, а настоящая весна. Следующий матч «Черноморец» играет 6 апреля в Запорожье против местного «Металлурга» — команды, которой мы уступили сейчас своё последнее место. Сохранится ли традиция уступать это «почётное» место лишь после чётных туров, а после нечётных — вновь опускаться на дно, зависит от наших «моряков». Думаю, вполне по сил им выковать с помощью местных «металлургов» себе победу. Был когда-то в ЧМП пароход под таким названием...

Влад ЛАШМАНОВ


 
КОШМАР БЕЗЗАКОНИЯ,
ИЛИ РЕЗУС-ФАКТОР ТРУПА


Говорят, что война не окончена до тех пор, пока не похоронен ее последний павший солдат. Такая забота о мертвых достойна всяческого уважения. Только как быть с живыми? Может и им немного внимания перепадет?
Седьмой год государство ведет беспощадную войну против своего гражданина Андрея Пименова. И кто вам сказал, что оно немощно? У дорвавшихся до власти хватает сил использовать мощь государственной машины, скопом обрушиться на человека, изощренно издеваясь над ним.
Невиновного человека (во всяком случае, в ходе многолетнего следствия — предварительного и судебных — доказать его виновность не удалось) те, кто нас судит, на двадцать один месяц засадили в тюрьму, освятив затем свой произвол четырехлетним приговором от имени государства. А сегодня за это надругательство самого же Пименова заставляют платить фантастическую сумму!
Государству, очевидно, такой суд выгоден. Но общество-то, почему терпит это? Каждый полагает, что уж его самого вместе с близкими горькая чаша сия минет? Не заблуждайтесь: если молчать, зная о творящемся, мощь неправедной Фемиды обязательно обрушится и на вас. И тогда, последним усилием воли пытаясь найти в этом мраке Правосудие, вы поймете, что вас постигла судьба Пименова, которому вы в свое время не помогли...

ДТП

Поздней ночью, 4 июня 1996 года по автодороге Одесса-Южный навстречу друг другу двигались два автомобиля. За рулем «Форда» в Одессу ехал следователь Ленинского райотдела милиции Андрей Авенирович Пименов, в Южный в своем «Фиате» направлялся с работы владелец бара Анатолий Александрович Кравчук.
В сухую погоду, рядом с поворотом на Новые Биляры, они столкнулись.
А. Кравчук скончался на месте. А. Пименова с тяжелейшими травмами доставили в больницу.
Из показаний в суде сотрудника ГАИ Ю. Василишина, который утверждает, что в момент ДТП дорога не имела разметки, зато на ней были выбоины, попав в которые автомобиль вполне мог изменить направление движения:
— Я удивлен, как он жив остался. Думал, до больницы не довезут... Двигатель ушел в салон, рулевая колонка сдвинулась вперед к спинке переднего сидения, педали управления были подняты вверх, там практически не было места для ног.
Этот прямой неосвещенный участок — какое-то злосчастное место, там памятник на памятнике. Был случай, когда четыре человека на месте погибли, а пятый по дороге в больницу скончался. На моей только памяти семь или восемь ДТП с трагическими последствиями.
Восемь суток пробыл Пименов в реанимации, дальнейшее лечение заняло много месяцев, потребовалось девять операций. С трудом восстанавливалась память. О состоянии Андрея красноречиво говорит такой факт: через месяц после случившегося он не мог вспомнить, в каком направлении ехал в тот вечер (что, впрочем, в дальнейшем было расценено нашими горе-правоведами как попытка запутать следствие).
Через три недели прокурор Коминтерновского района В. Иванчук возвратил материалы проверки для проведения дальнейших действий в следственный отдел Коминтерновского райотдела милиции, так как Пименов не был в момент ДТП при исполнении служебных обязанностей, и был он одет в гражданскую одежду, «а, кроме того, из собранных материалов проверки не усматривается виновность Пименова А.А. в данном ДТП».
Усмотрели ее позже, когда было заказано усмотреть.

При чем тут Леонид Макарович?

Через год Пименов смог вернуться на работу.
— Человек, пришедший ко мне в кабинет, запросил десять тысяч долларов и тогда, мол, меня оставят в покое с этим ДТП, а иначе — сгнию в тюрьме, — рассказывает Пименов. — Поскольку я виновным себя не считал, а полагал, что очевидно виновником является погибший, врезавшийся в меня на моей полосе (в связи с его гибелью я, пока находился на свободе, по этическим соображениям на этом не акцентировал внимания следствия), да и о деньгах таких речь идти не могла, то послал его подальше.
Что ж, Пименов, не хочешь по-хорошему, будет по-иначе.
Вопрос стали решать в верхах. Самых-самых.
И вот уже летит из прокуратуры Одесской области послание Н. Кравчуку, признанному потерпевшим по делу (он брат погибшего):
«В связи с устным обращением депутата Верховного Совета Украины Кравчука Л.М. в Ваших интересах, сообщаю, что дело о ДТП, при котором погиб Кравчук А.А., изучено в прокуратуре области». Из-за допущенной волокиты был поставлен вопрос об ответственности виновных, а дело передано в Коминтерновскую прокуратуру.
Видите, как у нас дела делаются? Позвонил Президент (воспользуемся ради красного словца американским стандартом, к которому так стремятся наши государственные мужи, и который гласит, что бывших президентов не бывает), а в сию пору авторитетный депутат, областному прокурору: что там, мол, у тебя делается? Разберись со своими гавриками. И дело, которое давно надо было закрыть в связи со смертью одного из участников ДТП, развернулось с эпической силой совсем в другую сторону, но по заказанному сценарию.
Наивных руководителей областной прокуратуры, по всей вероятности, ввела в заблуждение абсолютная схожесть фамилий киевского звонившего и потерпевших. Неужели они могли подумать, что Леонид Макарович, используя служебное положение, станет хлопотать за близких родственников? Или за дальних? Вот и решили ублажить уважаемого депутата за счет Пименова и принялись со всем рвением исполнять устное поручение Л. Кравчука, как позже судебные органы рьяно откликались на письменные просьбы и других депутатов «внимательно отнес-тись к данному делу».
Невдомек было нашим избранникам, что распространявшиеся непосредственно в Верховной Раде сведения о том, что «пьяный следователь в Одессе убил человека, а его выгораживают», являются наглой и циничной ложью. Дошло до того, что в Верховной Раде (да-да, не в Верховном Суде!) вполне серьезно рассматривался вопрос о передаче этого дела в другую область страны.
Как и следовало ожидать, следствие под таким давлением (о котором мы знаем лишь малую часть, а рассказать можем еще меньше) делает Пименова виновным.
Областной суд поручает слушать дело Южненскому суду. Пименов остается на подписке о невыезде и продолжает работать следователем.
Пименова обвинили в том, что он, находясь за рулем в состоянии алкогольного опьянения, не выбрал боковой интервал, обеспечивающий безопасность разъезда, выехал на полосу встречного движения, создал тем самым аварийную ситуацию и столкнулся с «Фиатом», в результате чего погиб человек.
С чего взяли, будто Пименов был пьян? Да так привиделось фельдшеру скорой помощи припортового завода И. Танащук. Поэтому она даже не стала делать человеку, находившемуся в шоке III-IV степени, обезболивающий укол.
И тамошний эксперт определил у Пименова алкогольное опьянение, так как в крови оказалось 0,3 промилле алкоголя.
На самом же деле, по экспертной оценке специалистов Одесского областного наркологического диспансера как раз 0,3 промилле является нормой содержания алкоголя в организме! Это просто естественный фон, который может быть даже у того, кто вообще спиртного не употребляет. Это так называемый эндогенный, то бишь внутренний, алкоголь — продукт внутренних процессов нашего организма.
А что показала проверка на алкоголь другого водителя (посмертная)? Тот же эксперт Кошкалда, проводивший вскрытие не ранее, чем через 32 часа после смерти А. Кравчука официально отметил в результатах вскрытия, что почувствовал (уж извините за прямоту) слабый запах алкоголя из желудка. А знаете, сколько его улетучивается каждый час?
К тому же, очевидно у А. Кравчука брали кровь на анализ? Брали, конечно. Да и вопрос, поставленный эксперту, звучал недвусмысленно: «Находился ли Кравчук в момент ДТП в состоянии алкогольного опьянения?».
А вот и ответ: «Кровь на наличие этилового спирта исследовалась в токсикологической лаборатории Одесского бюро судебно-медицинских экспертиз».
Ну? Что «ну», уважаемый читатель? Это и есть ответ на вопрос, поставленный следователем. Для столь глубокого вывода эксперту понадобилось почти два месяца.
Да, а как же этиловый спирт? А черт его знает. Как сообщили следователю годика через полтора из областного бюро судебно-медицинской экспертизы, действительно, кровь «была доставлена в одном пенициллиновом флаконе в количестве 8 мл. При исследовании в судебно-иммунологическом отделении при определении группы и типа крови израсходована полностью. В связи с вышеизложенным, исследование крови на наличие этилового спирта не производилось».
Кому понадобился резус-фактор трупа и для каких целей? А может анализ на алкоголь все же проводился, но дал удручающий кого-то результат? Надеюсь, всем понятно, что никто ответственности за должностное преступление не понес. Были ли премированные (прошу не путать их в этой тонкой жизненной сфере с кремированными), следствие установить не захотело, хотя простор для размышлений здесь открывается большой.

СУДЫ И СУДЬИ

Итак, дело слушает по указанию Одесского областного суда Южненский город-ской суд и направляет его на доследование.
Областной суд не соглашается с этим и возвращает дело в Южный для слушания другим составом суда. Пименов по-прежнему на подписке о невыезде — четко указал облсуд.
И тут происходит невероятное. Председатель Суворовского межрайонного суда Одессы Владимир Федорович Журик забирает дело, чтобы слушать его! Сам, без указания областного суда проявляет служебную инициативу, заручившись лишь заявлением-просьбой брата погибшего, признанного потерпевшим по делу.
Но это же невозможно! Уголовно-процессуальный кодекс трактует этот вопрос однозначно: не может председатель районного суда, будь он даже трижды межрайонный, без указания областного забрать себе дело — это было бы грубейшим нарушением закона. Забрал.
Зачем это ему надо, к чему лишние хлопоты? Очень уж хотелось слушать именно это дело.
* * *
День первого заседания Суворовского суда. Нет подсудимого и его адвоката, нет и прокурора. Накануне у Пименова резко ухудшилось состояние здоровья, и он обратился за врачебной помощью. Как назло, адвокат, которого он предупредил, опоздал минут на десять и не смог сразу сообщить суду о причинах неявки Пименова.
Однако тут же в суд пришел и сам Пименов, чтобы сообщить о своей болезни.
Рассказывает Андрей Авенирович:
— В десять минут одиннадцатого я был в здании Суворовского суда у кабинета председателя суда Журика. «Занят, вас пригласят», — сказали мне. Я сел в коридоре.
Через некоторое время выходит улыбающийся представитель потерпевшего и сообщает мне, что меня объявили в розыск и изменили меру пресечения на содержание под стражей.
Я вошел в приемную. Там стоял Журик. Увидев меня, он вошел в кабинет и запер дверь на ключ.
Мне было плохо, мне накапали корвалол.
В этот момент для поддержания обвинения примчалась представитель Суворовской прокуратуры, начала извиняться перед секретарем за опоздание. Журик ее тоже не пустил.
Итак, какой же шедевр судейского искусства создали В. Журик, С. Герасименко,
А. Могильный?
(Кстати, коллегиальный состав суда был созван незаконно — по жалобе потерпевшего; по закону же выбор состава суда — единоличный или коллегиальный — за подсудимым. Очевидно, что готовилась почва для коллегиальной ответственности, то бишь полной безответственности за свои действия. Волновались напрасно.)
Пименова действительно объявили в розыск, а при его задержании следовало изменить ему меру пресечения — взять под стражу и содержать в следственном изоляторе.
Не слишком ли суровы суворовские судьи? Свое решение они объяснили тем, что Пименов якобы неоднократно срывал своими неявками заседания в Южненском суде, не явился и сейчас, поэтому его поведение является неуважением к суду. Однако по «неявкам» в Южненский суд в деле не было ни одного документального подтверждения. Да и южненский судья, если бы это было необходимо, сам бы изменил Пименову меру пресечения, точно так же, как могла это сделать коллегия областного суда, но не сделала, так как не видела в этой мере никакой необходимости.
Точно так же Суворовский суд не имел права после первой «неявки» подсудимого срочно объявлять его в розыск и изменять меру пресечения. Это противоречит Уголовно-процессуальному кодексу Украины, которым обязаны руководствоваться судья Журик и его коллеги. В соответствии с УПК суд обязан был выяснить причину неявки подсудимого, справиться о нем по домашнему адресу, на работе, однако не захотел это сделать.
А вам не показалось странным, что судья прячется от человека, объявленного им пять минут назад в розыск, но не вызывает немедленно милицейский наряд, дабы арестовать его?
Ну, зачем же сразу арестовывать? Это могло привлечь излишнее внимание к абсурдному, заведомо незаконному решению. Того и гляди еще отменят. А так — все чисто.
Подобное не забывается и служит прекрасным трамплином для карьерного роста, а не поводом для привлечения к ответственности. И вот уже сегодня Владимир Федорович Журик вырос до руководителя вновь образованного укрупненного Суворовского суда. И это, думается, не предел в его служебном росте. Мы с интересом будем следить за его дальнейшей профессиональной карьерой.
Точно так же, как, к примеру, уже долгое время наблюдаем за продвижением наверх Юрия Анатольевича Кармазина. Лет десять назад в «Вечерней Одессе» вышли с интервалом в несколько месяцев две моих статьи, рассказывающие о том, как Ю. Кармазин — в то время прокурор Приморского района — арестовал одного человека. Публикации имели характерные заголовки: «Заказной арест» и «Когда прокурор говорит: «Садитесь». Крепко обиделся тогда Юрий Анатольевич... «Вы не правы», — сказал он мне при встрече. Но опровержения, в том числе в судебном порядке, добиваться не стал. Нельзя было это опровергнуть. Да и не с руки было Кармазину, начинавшему поход в верховную власть, ссориться тогда с «Вечерней Одессой»... Сейчас, если не ошибаюсь, Юрий Анатольевич в Верховной Раде как раз и занимается вопросами назначения судейского корпуса.
Но спустимся с заоблачных высей. Как там Пименов?
От переживаний Пименов попал в больницу, но находил возможность время от времени появляться на работе. Ведь у него там свои уголовные дела, свои арестованные!
Периодически звонил участковый: «Ну что, когда? На меня давят, чтобы я тебя поскорее закрыл», — «Не волнуйся, вот передам дела и приду, не убегу».
Еще Пименов рассказывает, как в эти дни несколько раз заходил в Суворовский суд, добиваясь встречи с В. Журиком. Пару раз удавалось поймать его в коридоре суда. «Уйди, не мешай работать», — слышал Пименов от судьи, который признал его нахождение на свободе опасным для общества.
Через три недели после объявления в розыск, Пименов, передав на работе уголовные дела, которые вел и, добровольно уволившись из милиции (чтобы не было неприятностей у милицейского начальства, нормально относившегося к нему), сдался властям.
Начался новый этап жизни Андрея Пименова — за решеткой.

ИЗДЕВАЛИСЬ СЛИШКОМ МЯГКО

Ученые рассказывают, что дикие племена использовали отрезанные головы своих врагов для пития из них веселящих напитков, а также для увлекательных игр с бросанием этих предметов вверх и битья ногами по еще не успевшим опустеть глазницам. Не знаю, из каких хрусталей праздновали победу над Пименовым его мучители, но пошвыряли они его таки здорово, хоть внешне выглядят куда цивилизованней дикарей.
* * *
Центральный райсуд Одессы, судья В. Загороднюк, в своем приговоре снимает бредовое обвинение с Пименова в том, что тот был пьян, не принимает он во внимание и результаты траспортно-трассологической экспертизы, так как Пименова ознакомили с постановлением о ее назначении... после ее проведения! И обвиняемый не мог задать эксперту свои вопросы.
Однако вывод автомеханической экспертизы, результаты которой во многом производны от экспертизы трассологической (которой, как вы помните, для суда уже не существует), суд учел. А экспертиза сделала виноватым Пименова.
При этом проходит серьезнейшая логическая подмена. Экспертиза, следствие, суд, в конце концов, вроде бы пытаются установить истину и должны исследовать действия обоих участников столкновения. Но анализу подвергают только действия водителя Пименова. Действия же водителя Кравчука вообще не исследуют, так как заведомо решают, что тот «находился в аварийной ситуации и его действия Правилами дорожного движения не регламентируются».
А Пименов как раз себя считает находившимся в аварийной ситуации. Почему же всё трактуется не в его пользу?
Очень важно то, что Пименов на момент вынесения приговора уже более полугода находился в тюрьме. Это (а не Пименова), по мнению суда, надо было каким-то образом оправдать. И выносится приговор: два года лишения свободы.
Областной суд отменяет этот незаконный приговор. И знаете почему?
В определении коллегии Одесского областного суда, направленном в Верховную Раду, говорится о том давлении, которое оказывалось на суд из стен парламента в связи с делом Пименова. И что жалобы, которыми забрасывают всех потерпевшие и их представитель, безосновательны. Чтобы убедить верховную власть в своей способности и дальше вершить правосудие, коллегия облсуда в том же частном определении приводит пример собственной справедливости: мы, мол, отменили за мягкостью двухлетний приговор Пименову, стало быть, ругают нас напрасно.

ДВА САНТИМЕТРА, РЕШИВШИЕ СУДЬБУ

Новое рассмотрение в Центральном райсуде. Другая судья, теперь это уже Т. Синчук, на просьбы изменить Пименову меру пресечения хотя бы в связи с его болезнью и невозможностью лечиться в следственном изоляторе, категорически отказывает...
Когда Пименов был в заточении, по просьбе его матери как-то пыталась облегчить участь заключенного Уполномоченный Верховной Рады по правам человека Нина Карпачева, которая, судя по всему, душу вкладывает в свою работу. Но даже ей не удалось добиться чего-то реального: суд-то у нас, как вы помните, наинезависимейший...
В те дни Карпачева в беседе со мной высказала свою оценку дела Пименова и всего того, что вокруг него творилось. Слова эти для печати не предназначались, поэтому приводить их не станем, но были они весьма нелицеприятны.
* * *
В новый приговор судья любовно и скрупулезно заносит, что погибший А. Кравчук, по словам некоторых свидетелей — его работников и родственников, — был очень осторожен за рулем и никогда не пил, отправляясь в путь. Зато имеющиеся в деле документальные подтверждения того, что
А. Кравчук штрафовался сотрудниками ГАИ за управление автомобилем в нетрезвом состоянии и за превышение скорости, из приговора не то что бы вымарываются — их как бы вообще не существует.
И вновь признание в приговоре, что Пименов был трезв, вновь — вынужденный отказ от трассологической и вместе с тем — признание автомеханической экспертизы, хотя вторая без первой попросту невозможна.
— Кроме того, суд учел важнейший вывод эксперта Макарова, допустившего долж-ностной подлог, — рассказывает Пименов. — В масштабной карте-схеме ДТП (в одном сантиметре один реальный метр) эксперт рисует длину следа юза «Фиата», пишет, что она равна десяти (исходными данными установлено, что длина юза была десять метров), но фактически делает эту линию 8-сантиметровой, так как если бы он дочертил еще два полагающиеся сантиметра, то было бы наглядно видно, что столкновение произошло на моей стороне дороги! Все мои попытки объяснить это судье, заявления, ходатайства о назначении дополнительной экспертизы были отвергнуты.
Помню, как вместе с Людмилой Григорьевной, матерью Пименова, в один из послед-них предновогодних дней мы несколько часов ждали, пока судья выйдет из совещательной комнаты. Хотя все говорило о том, что ничего хорошего ждать не приходится, теплилась фантастическая надежда: «Вот возьмет и наперекор им всем — оправдает!».
Да, оправдает... По новому приговору, постановленному судьей Т. Синчук, Пименову предстояло провести за решеткой четыре года.
В коридоре суда прихрамывающий после ДТП Пименов дал мне свое первое короткое интервью, от которого нельзя было сдержать слез:
— Неужели этих людей по ночам не мучают кошмары?!
Конвоиры, которых обычно мало волнует суть происходящих судебных процессов и чьей вины в горькой участи Пименова не было никакой, шли рядом с ним, потупив глаза.
Зато судьям нашим не стыдно. Приговор был утвержден.

РАСПЛАТА

Освободили Пименова по амнистии, даже не потребовав письменного согласия заключенного на ее применение. Так что, если подходить формально, его, так и не признавшего свою вину (а именно это подразумевает принятие заключенным амнистии), могут в любой момент отправить туда, откуда он вышел. А могут и не отправить. Это уж как захотят.
Зато сегодня Пименов ждет, что решил Коминтерновский районный суд по гражданскому иску, с которым обратились родственники Кравчука. Иск этот на пятнадцать тысяч долларов (помните, когда Пименов десять тысяч платить отказался?).
В эту сумму входят, в частности, деньги, которые Пименов должен заплатить за памятник отцу А. Кравчука, скончавшемуся за полгода до ДТП. Предстоит, очевидно, Пименову оплатить и стоимость золотой цепочки, исчезнувшей с погибшего на месте ДТП.
Да не брал Пименов, лежавший на смертном одре, вашей цепочки. Поверьте ему на слово.
А вы, господа судьи, — вперед, к новым свершениям.


Борис ШТЕЙНБЕРГ


НАВЕРХ
 

ВАЛЕНТИН КОБЫЛЯНСКИЙ:
«ЗАКАЗЧИКИ» УБИЙСТВА ВАЛЕРИЯ КРАВЧЕНКО ПРОСЧИТАЛИСЬ


Прошло уже более трех месяцев с момента трагической гибели генерального директора одесской акционерной рыбопромышленной компании «Антарктика» Валерия Кравченко. Минувший отрезок времени плотно заполнился целой серией событий, напрямую связанных с ведением расследования убийства бизнесмена. В Одессу приезжал целый сонм крупных чиновников во главе с самим президентом, моментально заведенное уголовное дело было поставлено на особый контроль Генпрокуратуры и МВД. В офис «Антарктики» совершали визиты проверяющие различных инстанций, а также правоохранители, изымавшие коммерческие документы — «с целью изучения экономической деятельности компании», как неоднократно заявлял глава МВД Юрий Смирнов. По поводу случившейся трагедии выдвигалось внушительное количество версий, одну из которых — экономическую, правоохранители в первую очередь взяли на вооружение. О гипотетических исполнителях и заказчиках убийства в средствах массовой информации появлялась различная информация. Однако достоверно установленных фактов «на руках» у общественности до сих пор нет. Одна из «причин» — пресловутая тайна следствия.
И все же с уходом из жизни Валерия Кравченко жизнь не остановилась. В начале января на заседании наблюдательного совета «Антарктики» был избран новый генеральный директор. Им стал 52-летний Валентин Кобылянский, член наблюдательного совета компании, возглавлявший одно из его структурных подразделений.
Валентина Кобылянского с Валерием Кравченко связывали не только рабочие отношения, но и многолетняя дружба. Этот человек твердо уверен: те, кто «заказал» его предшественника в возможном расчете на последующий развал компании, жестоко ошиблись. Гибель Генерального только сплотила коллектив «Антарктики».

Я не хочу считать, что дело о гибели Кравченко — очередной резонансный «глухарь»

По мнению Валентина Александровича, среди множества тайн, которыми окутаны обстоятельства гибели Валерия Кравченко, неоспоримым является одно: убийство было заказным.
— Я в этом абсолютно уверен. Ведь Валерий Мийхалович никогда не контактировал с людьми, которые могут убивать сами. То есть, если даже предположить, что «убрать» его решил кто-то из личных врагов, то это полностью исключено. Здесь действовали заказчик и исполнитель. Последний, конечно же, не мог иметь прямого отношения к человеку, которого решил убить. Он исполнял чью-то волю. Значит, ему за это заплатили. А чем это еще может объясняться, как не заказом? Однако у меня нет оснований обвинять какое-то конкретное лицо, какие бы у него не складывались отношения с покойным, в таком тяжком преступлении. Да, в первые дни после случившегося круг версий о том, кто бы мог иметь отношение к трагедии, вырисовался довольно четко. Но прошло время, и большинство версий автоматически отпало, в частности, после проведенных следственных мероприятий, доказавших их несостоятельность. И теперь осталось всего несколько версий. Я считаю наиболее правдоподобными те версии, которые разрабатывают правоохранители.
— По-вашему, у данного уголовного дела есть шансы не превратиться в очередной «глухарь»?
— Да. И я не хочу считать, что дело о гибели Валерия Кравченко — очередной резонансный «глухарь». Я достаточно часто контактирую с членами следственной бригады и считаю, что следствие работает достаточно квалифицированно и целеустремленно. Есть конкретные подвижки. Насколько мне известно, уже есть арестованные по подозрению в совершении этого преступления. Но время покажет.

Неразбериха в первые недели после гибели генерального — результат броуновского движения

— Как вы себя чувствовали, когда оказались на посту погибшего друга?
— В профессиональном плане особых трудностей я не ощутил. Практически всех работников нашего предприятия я знаю давно, а потому мне не нужно было специально «вживаться» в коллектив. Другое дело — мое личное восприятие той трагедии... Но эта скорбь была общим состоянием людей, работавших вместе с Валерием Михайловичем. И, возможно, другие страдали даже больше, чем я. А меня выручала необходимость сразу же после трагедии решать серьезные, трудные проблемы. Это надо было делать. Независимо ни от чего. И я справлялся. Потому что в нашей совместной с Валерием Михайловичем работе было много, казалось бы, непреодолимо сложных ситуаций. Но мы их решали. И выработалась закалка, определенный иммунитет к трудностям. И никакие сложности нас не сломили.
— Являются ли справедливыми утверждения некоторых изданий о том, что ведение расследования обстоятельств гибели господина Кравченко до сих пор мешает вашей компании нормально работать?
— Знаете, на наше предприятие всегда оказывалось давление. Оно то сильнее ощущалось, то слабее, но никогда этот процесс не прекращался. Наши сотрудники помнят куда более основательные проверки, к примеру, когда по Указу Президента 22 ведомства к нам приезжали — с целью проверки хода приватизации. Ну, а если на нас кто-то давит и сейчас, то этот процесс не обязательно связан с гибелью Валерия Михайловича. Конечно, в первые недели и месяцы после случившегося была у нас суматоха и неразбериха. Однако специально срежиссировать и создать ту обстановку было бы невозможно. Это все — результат броуновского движения. И спровоцирован этот хаос был отнюдь не чьим-то давлением, а низкой квалификацией следователей, которые занимались делом об убийстве. Ведь среди них, как известно, много хамов. И все же эти люди быстро поняли, что нас нахрапом не возьмешь. Поэтому, исходя из сложивишейся ситуации, они в дальнейшем старались быть корректными и вежливыми. И сейчас, слава Богу, все уже вошло в нужное русло. Теперешние следователи, занимающиеся расследованием гибели Валерия Михайловича, отсуствием квалификации не страдают. Это столичная бригада, которая говорит только о том, в чем твердо уверена. А проверок у нас уже нет. Они закончились почти месяц назад. И я на них реагировал довольно спокойно. Потому что знаю: если людям надо проверять, они будут это делать. Другое дело, что кому бы чего ни хотелось, за уши притащить доказательства очень сложно. Во всяком случае, уровень квалификации наших работников позволяет «отбивать» эти неправильные действия. А если это не помогает, то мы предпочитаем решать проблемы в судебном порядке. Поэтому хоть и много было проверок, но ничего криминального в нашей деятельности они не установили. И этот вопрос уже исчерпан. Мы получили ответы от Администрации Президента, Генпрокуратуры, и от област-ной прокуратуры о том, что данные мероприятия были обусловлены самим ходом следствия. И мы не в претензии. Все уже в прошлом. Сегодня есть один-единственный вопрос: кто и почему? Ответить на него сможет только суд.

Гибель директора «Антарктику» сломить не смогла

Рассказывая о том, как теперь живет его предприятие после пережитого, Валентин Кобылянский подчеркнул, что трагические события не смогли негативно повлиять на его работоспособность.
— Мы трудимся, как и раньше. Да, коллектив пережил сильнейший шок, потому что Валерия Михайловича мы очень ценили и уважали. Но маховик работы, раскрученный еще при его жизни, не позволил надолго раскиснуть. Яркий тому пример: в январе, сразу же после трагедии, Ильичевский рыбный порт, являющийся подразделением нашей компании, перегрузил рекордный для себя объем грузов — 140 тыс. тонн. Кроме того, сейчас мы заканчиваем ремонт нашего теплохода «Тарас Шевченко», его выход в первый рейс планируем уже на май. Что касается теплохода «Одесса», которому мы хотим дать новую жизнь, скажу, что сейчас активно обсуждается вопрос финансирования его ремонта. У нас есть потенциальные финансовые партнеры, желающие прокредитовать эту работу. Но мы должны всесторонне изучить этот вопрос. Потому что объем работ предвидится большой. Это и ремонт, и оснащение судна современным оборудованием — много нужно сделать, чтобы в результате «Одесса» отвечала требованиям конвенций, действующих на пассажирском флоте. А буквально несколько дней назад в Одессу авиарейсом из Испании вернулся экипаж нашего рыболовного траулера «Юпитер». На протяжении 10 месяцев рыбаки «Антарктики» вели промысел в Атлантическом океане. За время этого рейса было добыто 25 тысяч тонн морепродуктов, выработано более 14 тысяч тонн мороженой рыбы: скумбрии, сардины, сардинелы, ставриды и тысяча тонн рыбной муки.
— Значит, можно смело утверждать, что «Антарктику» трагедия не сломила?
— Безусловно. Жизнь показала, что наш коллектив, наоборот, сплотился. И у «заказчиков» убийства был расчет на то, что после гибели Валерия Кравченко компания разорится, что позволит разорвать ее по частям, то этого не произойдет. Надо понимать: у нас в компании люди не связаны тайными договоренностями. В единое целое нас соединяют юридически легальные документы, которые находятся там, где положено. И нет у нас ничего такого, что было бы сделано нелегально, скрыто от юридического сопровождения. Все, чем распоряжается этот коллектив и акционеры, закреплено за ним на законных основаниях.

Примитивная охрана от опасности не убережет

— Валентин Александрович, у вас есть личная охрана?
— Пока следствие не закончено и не выявлен заказчик убийства Валерия Михайловича, а также мотивы этого преступления, я бы не хотел отвечать на этот вопрос. Скажу только, что у меня есть беспокойство за жизни руководителей компании.
— Вы ощущали реальную угрозу своей жизни в последнее время?
— Если даже и ощущал, то это не значит, что примитивная охрана, которой у нас привыкли пользоваться, могла бы уберечь меня от опасности.
— Есть ли в нашем городе силы, способные защитить Вас в случае серьезной опасности?
— У меня есть к кому обратиться в другом городе.

Несколько слов о расследовании гибели Валерия Кравченко

Справка «В.Ч.». Генеральный директор рыбопромышленной компании «Антарктика», депутат Одесского городского совета Валерий Кравченко был убит 22 декабря в 19.45 в гараже собственного дома. По данным следствия, преступники произвели несколько выстрелов, в том числе и «контрольный» в голову, после чего скрылись с места преступления. Прокуратура Одесской области возбудила уголовное дело по статье 115-й ч. 1 Уголовного кодекса Украины — преднамеренное убийство.
В 1993 году Валерий Кравченко возглавил АП «Антарктика», общий долг которого составлял 15 млн. долларов. За несколько лет он добился того, что из потенциального банкрота компания превратилась в стабильно работающее предприятие рыбодобывающей отрасли. Ильичев-ский морской порт постоянно наращивает грузообороты, а заводы «Антарктики» — объемы выпускаемой продукции. По мнению экспертов, «Антарктика» — единственный в Украине морехозяйственный комплекс с сохраненной инфраструктурой и отличными перспективами для дальнейшего развития.
После гибели Кравченко было выдвинуто около десяти версий произошедшего. Однако потом осталось только четыре, с ними полностью согласилась Генпрокуратура. Параллельно с проведением криминалистических экспертиз была проведена ревизия финансово-хозяйственной деятельности «Антарктики», также ее дочерних предприятий, расследование-проверка возможного наличия банковских счетов компании и другого ее имущества за границей.
В конце февраля сайт Uatoday опубликовал заявление начальника Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД Украины Юрия Черкасова о том, что мотивом убийства Валерия Кравченко является экономический конфликт. «Корни совершения этого преступления уходят в экономику. Там был очень серьезный экономический конфликт, который мог разрешиться только таким силовым способом», поскольку В.Кравченко был «сильной и волевой фигурой», — отметил Ю.Черкасов. При этом он упомянул, что в ходе расследования убийства В.Кравченко правоохранительные органы выявили ряд злоупотреблений в экономической сфере Одесского региона, в том числе, в самой работе компании «Антарктика».
Приблизительно в то же время газета «Киевские ведомости», рассуждая об экономических мотивах преступления, вспомнила так называемый конфликт «Градобанк-Антарктика», который уходит корнями в прошлое. «Еще в 1995 г. «Антарктика» хотела взять под залог двух своих судов пять миллионов долларов. В банке посчитали, что эти суда принадлежат кипрской фирме, и в кредите отказали. Рыбопромышленная компания обратилась с иском в арбитражный суд и выиграла дело. К пяти миллионам долларов добавили еще около трех миллионов компенсации. После того, как эти восемь миллионов были списаны с банков-ского счета, появилось так называемое «дело Жердицкого», связанное с пропажей денег, которые немецкое правительство выделило нашим соотечественникам, угнанным во время войны в неволю. Как известно, сам Жердицкий оказался в немецкой тюрьме», — пишет газета.
Приблизительно в то же время газета «Юг» привела мнение нардепа, председателя Высшего совета юстиции Сергея Кивалова, который полагает, что искать корни данного преступления следует «во взаимоотношениях погибшего с «заказчиками» судебных тяжб за право владения теплоходами, выкупленными «Антарктикой», — «Тарасом Шевченко» и «Одессой». «Рассмотрев дело о владении одиннадцатипалубным комфортабельным лайнером «Тарас Шевченко», арбитр хозяйственного суда Одесской области Игорь Ткачук вынес решение в пользу «Антарктики»... Затем последовала загадочная смерть самого Игоря Ткачука в гараже его же дачи, расположенной по соседству с дачей Валерия Кравченко. По факту гибели судьи также возбуждено уголовное дело», — повествует газета.
Есть и еще одна версия причин, по которым Кравченко решили «убрать». То же издание приводит слова нардепа Юрия Кармазина о том, что трагедия могла быть связана с нечистоплотной конкуренцией на «рыбном» рынке Украины. Ведь продукция «Антарктики» стоит на порядок дешевле, чем товар, ввозимый другими «рыбными» дельцами из-за рубежа.
«На 23 декабря, понедельник, была запланирована пресс-конференция Валерия Кравченко, — сообщает газета. — Вернувшись из Киева, где решал весьма важные для предприятия вопросы, Валерий Михайлович планировал поведать журналистам о критической ситуации с доставкой рыбы и рыбопродуктов в Украину. Он хотел продемонстрировать документы и озвучить предложения к Верховной Раде относительно законодательства по вопросам рыбного хозяйства. Однако в первой половине воскресного дня (того самого 22 декабря) — последнего в жизни гендиректора — решил перенести встречу с прессой на вторник». Вечером Валерия Кравченко не стало. Вопрос о рыбной контрабанде так и остался загадкой, подобно тайне, окутывающей причины его гибели.

Елена ЖУРА


НАВЕРХ

 
ВОТ ПУЛЯ ПРОСВИСТЕЛА,
И ДОРОЖНЫЙ ЗНАК УПАЛ...


Помните анекдот о новом русском в шестисотом «Мерседесе», который ехал по шоссе в сопровождении пожарной машины и «Скорой помощи». А на вопрос очумевшего гаишника, зачем, мол, весь этот эскорт, ответил: «Сам виноват — то огнетушитель тебе подавай, то аптечку».
А это я, собственно, к тому, что после разговора с заместителем начальника управления ГАИ в Одесской области подполковником милиции Геннадием Муращенко, начинаешь воспринимать этот анекдот совсем по-новому.

— Геннадий Вадимович, среди водителей весьма популярны радиопрограммы, в которых сообщается о местонахождении постов ГАИ. Скажите, не мешает ли это вашей работе?
— Смотря, с какой стороны посмотреть. С одной, если за рулем в этот момент находится преступник, а это может быть и угонщик, и человек в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, и перевозчик наркотиков или оружия, то, услышав по радио такую информацию, он примет все меры, чтобы объехать пост ГАИ. Здесь, конечно, прямая помеха работе. Но, с другой стороны, для законопослушных водителей, которые, тем не менее, могут нарушить правила — превысить скорость, неправильно произвести обгон, эта информация, наоборот, служит сдерживающим фактором для недопущения грубых нарушений. Поэтому однозначно ответить на этот вопрос нельзя. Мы выходим из положения — чаще меняем дислокацию.
— Вы упомянули так называемые грубые нарушения. А что значит негрубые — отсутствие аптечки или огнетушителя?
— Зачастую на дорогах складываются такие ситуации, когда очень трудно определить, грубое нарушение произошло, или нет. А по поводу аптечки и огнетушителя... Многие водители, действительно, считают их чем-то второстепенным.
— Так разве они не правы? Уверена, что почти каждый водитель назовет наличие оных предметов не более чем ненужной формальностью.
— Как раз в связи с этим мне вспомнилось одно дорожно-транспортное происшествие, на которое я выезжал в 1999 году. На автодороге Одесса-Рени произошло столкновение автомобилей «Мерседес» и «Фольксваген». «Мерседес» загорелся, и у него заклинило двери. Огнетушителя, который находился в нашей служебной машине, не хватило для того, чтобы погасить пламя. Мы остановили восемь (!) машин подряд, и ни в одной из них не было огнетушителя. В результате водитель сгорел заживо. Вот и думайте — грубое это нарушение или нет...
— Я слышала, что настоящим бичом для ГАИ является воровство дорожных знаков. Так ли это?
— Да, но в городе эта проблема не настолько остра, как в районах области, где дорожные знаки действительно часто приводят в негодность — или просто из хулиганских побуждений, или чтобы сдать в металлолом. А в основном их пробивают пулями охотники, которые не прочь по-стрелять и по знакам. Кого-то может просто не устраивать его местоположение, и он выкорчевывается. А ведь установка одного такого знака стоит 200 гривень.
— Геннадий Вадимович, какие машины сейчас угоняют чаще всего?
— Чаще всего угоняют такие машины, как «Ниссан-Премера». Почему? Эта марка больше других пользуется спросом, она и не дорогая, и не дешевая, считается «средним классом». Как показывает опыт, ее легко угнать. Также чаще других угоняют «Ауди» А6, А8, А4, «БМВ» и «Мерседесы». Все эти иномарки угоняются организованными преступными группами, которые долгое время следят за машиной, знают, где, и на какое время она останавливается, подбирают частоту на сканере, чтобы можно было угнать ее быстро и оперативно. А через некоторое время выходят на связь с потерпевшим и предлагают ему заплатить выкуп за его же машину.
А вот автомобили советских марок практически не угоняют.
Всего за период с 1 января по 18 марта в Одессе было зафиксировано 69 сообщений о незаконном завладении автотранспортом. 46 автомобилей из 69 уже найдены.
— Насколько я помню, в прошлом году показатель угонов за такой же срок был выше. Что вы предпринимаете для того, чтобы ситуация улучшилась?
— С целью профилактики и недопущения угонов с мест массового скопления автомобилей, мы устанавливаем в этих местах камеры видеослежения. Такая аппаратура уже работает возле семи объектов — супермаркетов и магазинов: «Фози» и «Идеал» на улице Балковской, «Таврия В» на Архитекторской, «Планета» на Королева, «Аэропортовский» на Гастелло, «Рорус» на улицах Маршала Жукова и Генерала Петрова. А до конца полугодия планируется оборудовать еще 11 таких объектов, а именно возле ЦУМа, магазинов «Антошка» и «Обжора», рынка «Ветеран». Кстати, на рынках постоянно объявляют о том, где находятся наиболее подверженные угонам зоны.
Также мы организовали отдельную группу, которая будет заниматься конкретно угонами. В нее войдут сотрудники ГАИ, розыска, оперативных служб города и области.
Главное помнить, что сохранность автомобиля, прежде всего, зависит от самого владельца. От того, оборудована ли его машина специальными противоугонными средствами, соблюдает ли он правила парковки, не оставляет ли машину на длительное время без присмотра и т. д. Будьте внимательны.
— Геннадий Вадимович, перед тем, как идти к вам, я интересовалась у знакомых владельцев автомобилей тем, что их заботит больше всего. И все как один обреченно произносили: «Дороги...» Вы уже поняли, о чем я хочу спросить: когда их, наконец, начнут ремонтировать?
— Да, этот вопрос задают многие. Благополучие города и государства во многом определяет и состояние дорог. Сразу объясню, что в компетенцию Госавтоинспекции входит контроль за выполнением на дорогах ремонтных работ и, соответственно, передача предписаний с установлением срока завершения этих работ тем службам и организациям, которые за них ответственны. А в случае нерешения этих вопросов — составление административных протоколов, принятие штрафных санкций, которые направляются в обладминистрацию и прокуратуру, и другие меры вплоть до возбуждения уголовного дела.
На сегодняшний день и городом, и областью уже выделены средства на ремонт дорог и улиц. И работа эта проводится. В чем многие одесситы уже, наверняка, имели возможность убедиться.

Татьяна ГЕРАЩЕНКО


НАВЕРХ

 
"ТОВАРИЩ СТАЛИН,
   ВЫ - БОЛЬШОЙ УЧЁНЫЙ..."
  (тюремная лирика)


Лавры вождя, «знавшего толк в языкознании», не дают покоя современным политическим деятелям. Когда в феврале российские думцы-мудрецы приняли закон о чистоте русского языка (этот абсурд верхняя палата утвердить затем отказалась), я предположил, что наши радикальные радовцы-незалежники незамедлительно ответят своим соответствующим указом. Увы, не ошибся — не прошло и месяца, как в ВРУ началось обсуждение архиважной и животрепещущей темы «державной мовы» (слова гимна, слава Богу, утвердили, настала очередь законотворцам утверждать все другие дозволенные в государстве выражения).


ТВ предоставило возможность понаслаждаться в режиме live членораздельными звуками, исходящими из трибуны Рады. Пламенные трибуны соревновались друг с другом в любви к родному почти с детства языку, не всегда, правда, мысль свою они могли донести до слушателя в доступной для понимания форме. Но кое-что запомнилось.
«Нашист» Мовчан (как писали в школьных сочинениях — «фамилия значащая») призвал, чтобы всё — радио, телевидение, пресса, литература, школы, вузы — было у нас исключительно україномовним (что же будет, если «НУ», упаси Господь, реально дорвётся до власти?). Оказывается, «державі надо мать одно обличчя». Срочно нужно всем постричься под одну гребёнку. Ещё лучше — «под машинку». Где бесплатно делают это — всем известно (см. подзаголовок).
Помощь верным союзникам-«нудистам» пришла из-за океана — некая пани Залеська из тамошнего фонда Тараса Шевченко стала с трибуны Рады выговаривать народным депутатам, заявляя о недопустимости использования в стране никакого языка, кроме державного, о ненужности и вредности введения второго государственного языка, поучая виртуальных соотечественников, что им делать и как жить.
Ну, с этой дамой постбальзаковского возраста, занявшейся общественной деятельностью не только, видимо, вследствие сублимации, но и в силу финансовых причин, и добросовестно отрабатывающей на нашей земле свои доллары, всё, вроде, ясно. Не знаю, правда, предоставили бы трибуну кому из наших общественников, скажем, в Конгрессе США, для публичных нравоучений и указаний американцам по их сугубо внутренним делам, но — Quod licet Jovi, non licet bovi. «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку». Нас эти, как бы выразиться помягче и поизящнее, считают, видимо, за быдло. Умеющее разве что мычать, да и то — «неправильно».
Что касается великого украинского поэта, чьё имя себе присвоил фонд, то замечу, что прозу свою (а в конце жизни все большие поэты переходят на прозу) он писал на русском языке. А прозу — настоящую — пишут именно на том языке, на котором думают. Вот досталось бы бедному Тарасу Григорьевичу, доживи он до наших дней, от пассионарной функционерки «его» фонда!
Теперь что касается собственно языка. Что такое язык? Прежде всего, это — письменность. Опускаем славные годы Киевской Руси и старославян-ский. Чем может похвастаться в этом смысле Украина до воссоединения (весьма точное слово!) в 1654 году с Россией? Первопечатником из Львова Иваном Фёдоровым? Так тот знаменитого «Апостола» своего опубликовал в 1564-м, вроде, на русском (а, может, и тогда не было разных языков, а лишь наречия?).
Именно в Российской империи стали появляться книги на украинском. Советский Союз дал новый мощный импульс развитию украинской письменности.
О какой дискриминации языка можно говорить, когда книгами именно на украинском — национальной и мировой классики, современных популярных романов, детективов, другой беллетристики, часто прекрасно изданными, — были забиты полки книжных магазинов во времена застоя? Покупатель, завидев на обложке «дефицитное название», бросался к полке, затем разочарованно убеждался, что книга — на не совсем родном ему языке. Русских же художественных было днём с огнём не достать, разве что сдав некоторые украинские издания в макулатуру.
В исконно русскоязычном городе Одессе в пятидесятые-шестидесятые проводился поголовный перевод всех уличных вывесок на украинский. «Пральня», «Перукарня», «їдальня» — снисходительные одесситы быстро привыкли к этим почти экзотическим названиям. Кинотеатр имени ХХ-летия РККА стал в одночасье кінотеатром «Україна» (после провозглашения незалежности кинотеатр стал «Украинским культурным центром» — теперь в нём популярная в некоторых кругах ночная дискотека «ХХІ век», называемая в народе просторечно, но по существу — «очко»).
Сейчас многое диктует рынок — издавать книги на украинском никто особенно не стремится (даже хрестоматийного шевченковского «Кобзаря» печатали в последний раз в 1991-м — сам купил тогда выпущенный, замечу, Москвой, симпатичный сувенирный томик). Но «идеологи» наши не дремлют. С «гуманитарными» своими делами лезут и в научно-технические сферы. И вот лекции по математике и естественным наукам читаются на «державной» — если сам горемыка-преподаватель зачастую не понимает, что произносит, то как понять суть излагаемого материала бедному студенту? В школах, когда в головы учеников не только и столько закладываются знания, сколько развиваются их способности логически мыслить — та же история (о самой же «истории», как предмете, помолчу — здоровее буду).
Показательно, что ныне при поступлении в вуз от абитуриентов не требуется, как раньше, сдачи экзамена по письменному сочинению на родном (подчёркиваю) языке — им необходимо лишь написать диктант. Само собой — на «мове». Творческие способности подменяются примитивным натаскиванием и бессмысленной зубрёжкой (зато появляется много способностей для «творчества» у членов приёмной комиссии).
Не стану утверждать, что в Союзе был уж очень большой расцвет языков и наций (хотя именно благодаря ему многие из них до сих пор сохранились), но мне кажется, не может стать процветающей страна, жители которой думают на одном языке, говорят на другом, пишут на третьем. Экономическая разруха, как известно, начинается с разрухи в головах. И порядок в государстве вовсе не заключается в ходьбе стриженных под одну гребёнку в колоннах строем.

Влад ЛАШМАНОВ


 
ПАРЛАМЕНТСКИЕ ЛАБИРИНТЫ,
ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ТУПИКИ


На первый взгляд, предложения Леонида Кучмы по реформированию системы власти на Украине вполне разумны. Двухпалатный парламент, победившая на выборах партия (блок) формирует правительство, в случае тупиковой ситуации президент распускает недееспособную Раду. Парламентские и президентские выборы, а также выборы в органы местного самоуправления проходят в один год. Общая численность членов Верховной Рады уменьшается. Но — есть много «но».
То, что при 100-процентном выборе «по спискам», необходимо иметь в виде противовеса представителей от регионов — не оторванных «от земли» политиканов — бесспорно. Возникает только вопрос — выбирать или назначать их? Если назначать — то кто это должен делать? Президент? Значит, подотчётны они будут только ему — о какой тогда парламентской модели можно говорить? Логичнее, конечно, выбирать — как сенаторов от штатов в США. Поневоле они станут защищать интересы жителей делегировавшего их региона. И, на мой взгляд, принцип пропорциональности числа представителей региона их населению должен превалировать над принципом равноправности этих регионов (у нас, как известно, 27 далеко не равновеликих областей-округов). Задачка эта элементарно решается.
Немного неясна картина с Кабинетом министров. Уж коль скоро кабинет возглавляет премьер-министр, то все абсолютно члены кабинета должны подчиняться ему, выполнять единую стратегическую задачу. В том числе и так называемые силовые министры. Увод их под президентское «крыло» ни к чему, кроме раздора и свары на заседаниях кабмина, не приведёт. А что касается обеспечиваемых Президентом гарантий Конституции, то Президент и так является Главнокомандующим, армия же — вне политики, подчиняется ему, а министром, например, обороны может (и должно) быть гражданское лицо (неужели расходы на оборону не связаны с экономическими вопросами, которые решает кабмин и за которые в ответе премьер?).
То, что все выборы проводятся в один год, а срок полномочий во всех выборных органов одинаков, вполне оправданно. Но вот зачем разносить эти выборы во времени? Деньги некуда девать? А если возникнет необходимость во втором туре? Я уже не говорю о том, что избиратель от этих выборов просто устанет. В тех же, кстати, не очень бедных, по сравнению с нами, Штатах президентские выборы совмещены с выборами в Сенат и Конгресс. И уж коль скоро зашла речь о втором туре — безусловно необходимом при выборах президента страны — то совсем не помешал бы он и в случае избрания городского головы. Тогда мэром не смог бы стать представитель меньшинства, а при совмещении с президент-скими выборами городская казна не понесла бы от этого дополнительного тура потерь.
Совмещение парламентских выборов с президентскими — особая статья. И особый смысл приобретает она в настоящих условиях.
Понятно, чтобы избежать шараханий и передёргиваний, Президент должен отбыть свой срок от звонка до звонка вместе с парламентом (ведь именно он представляет Верховной Раде кандидатуру премьер-министра). Отцы Конституции, принимавшие несколько лет назад её летней ночью в Раде, на радостях от успешных родов не заметили, что срок их полномочий почему-то на год меньше срока её, «новорожденной», гаранта. И Президент всегда работает с двумя созывами, а парламент одного созыва — не часто с двумя разными гарантами. Последний созыв, в принципе, имеет возможность поработать с новым президентом, но вот как быть тогда со сроками?
При существующем политическом круговороте, парламент-ские и президентские выборы совпадут лишь в 2014 году от Рождества Христова («Нынешнее поколение советских людей будет жить при капитализме!»). Неужели столько времени ждать «реформ»?
Если нынешний парламент конституционным большинством принимает изменения в Основном Законе, то они подлежат немедленному исполнению. А значит, он переизбирается вместе с новым президентом уже в следующем году (за что, спрашивается, боролись?). Если Рада отвергает предложенный Президентом проект, то следующий президент может подобный проект и не представить (и наверняка не представит —зачем он ему?). Тогда о вожделенной «парламентской» можно будет надолго забыть. (А как славно, будучи в большинстве, формировать в кулуарах Рады подотчётное тебе правительство! Оказавшись же в «оппозиционном» меньшинстве, не менее сладко плести там же интриги и формировать собственные теневые кабинеты. Греет большинство нардепов также мысль о том, что в «большинство» обычно попадает большинство депутатов.)
Арифметический подсчёт показывает, что оптимально продление полномочий ныне действующего Президента на полтора года — до весны 2006-го. Тогда «и волки будут сыты, и овцы целы». К тому же, как известно, «коней на переправе не меняют». А благодаря реформам, глядишь, что-нибудь путное да получится.

Влад ЛАШМАНОВ