№ 82
16-05-03

Татьяна Геращенко: ГЛАВВРАЧ ЦЕНТРА "СПИД" ОБВИНИЛ ОДЕССКИХ ЧИНОВНИКОВ В ЦИНИЗМЕ И УВОЛИЛСЯ
Елена Жура: ДОРОГИ. РЕАНИМАЦИЯ ПО-ОДЕССКИ
Влад Лашманов: БОЛЬШЕ КАНАЛОВ - ХОРОШИХ И РАЗНЫХ!
Прометей Пожарский: ТРОГЛОДИТЫ XXI ВЕКА
А. Борянский: ИСТОРИЯ СИНЕМАТОГРАФА / ЕВРОПЕЙСКОЕ НЕМОЕ КИНО


ГЛАВВРАЧ ЦЕНТРА «СПИД»
ОБВИНИЛ ОДЕССКИХ ЧИНОВНИКОВ В ЦИНИЗМЕ И УВОЛИЛСЯ


Апогеем заседания пресс-клуба, посвященного Дню памяти людей, умерших от СПИДа, традиционно отмечаемого в третье воскресенье мая, стало неожиданное заявление главного врача Одесского городского центра по профилактике и борьбе со СПИДом Василия Безердяна. Он сказал, что обратился к начальству с просьбой освободить его от занимаемой должности, объяснив, что седины не позволяют ему занимать подобный пост в стране, в которой у рычагов власти стоят бездушные люди, Верховная Рада создает путаницу в законодательстве (имеется в виду отказ в легализации качественных и доступных по цене медикаментов, тормозящих развитие вируса), в Одессе проблемой ВИЧ занимаются дилетанты, а вся эта, так называемая, борьба со СПИДом и подавно — не более чем откровенный цинизм.
Чтобы было понятнее, вернусь к пресс-клубу. Собственно, целью его проведения стало анонсирование всеукраинской благотворительной акции «Помнить, чтобы жить», которая пройдет в воскресенье на Дерибасовской — мы, мол, городские власти и общественные организации, скорбим, помним, будем жечь 18 мая свечи и собирать пожертвования для пациентов областного центра профилактики и борьбы со СПИДом, как это было в прошлом и позапрошлом годах. К слову, на акции «Помнить, чтобы жить» годичной давности, в рамках которой прошли концерты и выставки-ярмарки, удалось собрать... ящик масла и 395 гривень. Хотя, и на этом спасибо: на вырученные деньги были закуплены продукты и гигиенические средства для умирающих от СПИДа. Впрочем, распрощавшийся со своей должностью Василий Безердян привел пример покруче:
— Знаете, что сказал мне недавно один из очень богатых людей, чьи пороги мы постоянно обиваем в поисках спонсорских средств? «Мои дети учатся в Англии, и есть перспектива, что они уже никогда не вернутся сюда, поэтому ваш СПИД меня не интересует».

А вице-президент реабилитационного центра «Ступени» Александр Ахмеров признался, что читая лекции о специфике работы с ВИЧ-инфицированными студентам-психологам, столкнулся с такой реакцией со стороны последних: «А зачем им помогать, они же все равно умрут». Комментарии излишни.
Почему, в то время как весь цивилизованный мир признал ВИЧ не смертельной, а просто хронической болезнью, как астма или сахарный диабет, у нас к нему продолжают относиться как к чуме? Очень просто. Потому что в цивилизованном мире ВИЧ лечится, и с ним преспокойно можно дожить до старости, а у нас нет. Для сравнения,
если еще год назад месячный курс медикаментов для Вич-инфицированных стоил в Украине одну тысячу у. е., то сегодня возрос... вы только вдумайтесь — до 15-ти тысяч (!) у. е. в месяц. Тогда как в других странах, даже в не самой благополучной Бразилии аналогичные лекарства обходятся всего в 300-400 долларов в год, то есть меньше доллара в день. Но наш Мин-здрав категорически отказывается патентовать эти признанные во всем мире и при этом дешевые лекарства, считая, что те, за 15 тысяч (которые в силу дороговизны не принимает ни один ВИЧ-инфицированный в Украине), почему-то лучше.
На сегодняшний день в Одесской области только по официальным данным зарегистрировано 18574 живущих с ВИЧ людей. Ни для кого не секрет, что Одесса входит в шестерку городов мира, в которых ВИЧ перешел в разряд эпидемии. А по всем международным нормам, в таком городе в обязательном порядке должен действовать СПИД-центр наподобие больницы. А что мы имеем? Главврача центра «СПИД», напоминающего священника без своего прихода, чьи программы лечения и профилактики хоть и одобряются горисполкомом, но не находят финансовой поддержки, 395 гривень и будущее с лозунгом «А зачем им помогать, они же все равно умрут»... Поэтому нет ничего удивительного в том, что Василий Безердян назвал борьбу со СПИДом в Одессе цинизмом.
Напомню, что каждый третий украинец, умирающий от СПИДа — житель Одессы.

Татьяна ГЕРАЩЕНКО


 

ДОРОГИ. РЕАНИМАЦИЯ ПО-ОДЕССКИ


Валерий Матковский, начальник УЖКХ ОдессыВидимо, взялось-таки за ум руководство Одессы. Городские дороги, езда по которым — сродни подвигу камикадзе, начали ремонтировать. Всего парочку недель назад, перед майскими праздниками, по нашему городу гулял странный агрегат. Народ на автобусных остановках увлеченно глазел, как это чудо техники кроит асфальт на квадратики. Местное телевидение, как всегда восторженно, вещало: мол, железный монстр — это чудо-комбайн «Виртген», созданный в Германии и взятый в аренду нашей мэрией у киевских коллег.
В данный момент в городе происходят не менее эпохальные события. Вырезанные фигуры на проезжей части аккуратно заполняют новым асфальтом. Кое-где старое дорожное покрытие, полностью срезанное бюргерской фрезой, заменяют новым. Говорят, с добавлением хитрых веществ, «удлиняющих» срок годности магистралей.
О том, что же происходит сегодня на одесских дорогах, более доходчиво согласился рассказать Валерий Матковский, начальник одесского городского управления жилищно-коммунального хозяйства.

Конец «ямкам» да «заплаткам»?

— Валерий Дмитриевич, говорят, что в Одессе — самые плохие дороги во всей стране...
— Не думаю. В начале мая я на собственном автомобиле в сопровождении любимой собаки проехал весь юг и восток Украины. Миновали мы Одесскую, Николаевскую, Херсонскую, Запорожскую, Донецкую и Луган-скую области. И вот что я вам скажу: решительно всюду состояние городских дорог значительно хуже, нежели междугородних трасс. К примеру, в том же Донецке на некоторых участках улиц были такие ухабы, что мой пес, не сохранив равновесия, сваливался с сидения. Так что рассказы о «самых страшных» одесских дорогах сильно преувеличены. Однако не будем опровергать очевидное: магистрали Одессы нужно спасать. И немедленно. Давайте проведем небольшой экскурс в проблему. Протяженность асфальтированной проезжей части города — 780 км. Из них порядка 700 км нуждается в немедленном ремонте. Согласно общепринятым нормативам, капитальный ремонт проезжей части нужно проводить каждые 12-15 лет. Лично я живу в Одессе с 1974 года. И я не помню, чтобы за все это время в городе проводились подобные мероприятия, за исключением, пожалуй, реконструкции проспекта Жукова и Николаевской дороги, ведущей на поселок Котовского.
— Но в таком случае магистрали Одессы должны были давно рассыпаться, как порошок.
— Кое-как спасал положение текущий ремонт, который проводился из года в год. Это так называемый «ямочный» ремонт, который все автолюбители вспоминают «незлым тихим словом»... Для наглядности: ежегодный износ дорожного покрытия составляет 4-5 мм. Асфальт, который не «лечат», просто «устает» и начинает крошиться. В этом году мы «одолжили» у Киева две машины, которые снимают дорожное покрытие. Так вот, рабочие, обслуживающие эту технику, были поражены: им не нужно было менять фрезы — одесский асфальт был настолько тонок, что при малейшем прикосновении рассыпался сам по себе.
— Назовите, пожалуйста, одесские дороги, состояние которых можно назвать катастрофическим.
— В первую очередь, это улицы Ришельевская и Канатная. Проехать по ним почти невозможно. А еще Польский спуск и улица Приморская. В данный момент проводится целый комплекс мероприятий по «спасению» этих дорог, а также центральных въездных улиц: Большой Арнаутской, Ришельевской, Степовой, Мельницкой. А на улице Балковской предполагается настил совершенно нового по технологии полимерного дорожного полотна.
— Каким образом проводится ремонт этих магистралей?
— Сегодня в город пришли новые технологии. Мы начинаем снимать старое дорожное покрытие и заменять его новым, состав которого разработан с учетом передовых научных разработок. Новый асфальт обеспечит городским властям 10-12 лет относительного покоя. Мы подсчитали, что за это время, не сделав капремонт, мы вложили бы намного больше средств в «латание дыр».


Деньги на дороги пришлось одолжить

— Почему же подобные рассуждения высказываются только сейчас, в 2003 году? Где же раньше были городские власти?
— Объяснение одно: нехватка средств. Долгие годы никто не занимался этой проблемой, не искал возможностей для постепенного ремонта дорог, который позволил бы сэкономить значительную часть средств, сил и времени. Сегодня мэр принял решение: оформить кредиты для выполнения ремонтных работ. Замечу: для того, чтобы привести в относительный порядок все одесские улицы, необходимо истратить около 62 млн. грн. В этом году мы рассчитываем на вложение хотя бы 32 млн. грн. Естественно, безденежье толкает нас на продолжение «ямочного» ремонта на некоторых магистралях города. Такая экономия необходима для того, чтобы провести полноценную реанимацию асфальтного покрытия всех центральных перекрестков Одессы. Но эпизодическое «латание дыр» - мера временная, на год-два. Потом эти же улицы все равно планируется «одеть» в новый асфальт. Понятно, что выполнение всего задуманного на этот год парой месяцев не ограничится. Городской голова поставил перед нами задачу: основной фронт работ завершить до конца мая. Но асфальтоукладочные работы будут продолжаться до конца теплого сезона. В этом году мы намерены упорядочить все центральные дороги, за последующие два — отремонтировать все остальные участки.
— Почему работы по спасению улиц были начаты так поздно - в начале апреля?
— Нас подвела поздняя весна. Прошедшая зима попросту «добила» дороги, а основу этой неприятности заложила холодная осень. Низкие температуры в осенние месяцы минувшего года не позволили нам провести ремонт дорог. Ведь для успешного проведения этих работ необходимо, чтобы среднесуточная температура воздуха превышала +10 градусов. Но сейчас, когда наступило настоящее одесское тепло, наши 18 подрядчиков работают в две смены.
— Проводился ли конкурс среди желающих ремонтировать одесские магистрали?
— Нет. Власти города решили работать со всеми, кто обратился к ним по этому поводу. Единственное условие — качество выполняемых работ. Кстати, недавно сотрудничество с двумя фирмами-подрядчиками, которые безответственно отнеслись к своим обязанностям, было прекращено. И оплачивать ту работу, которую они уже выполнили, никто не собирается. Мы гарантируем оплату только в том случае, если ремонт и материалы будут качественными. А для того, чтобы это сотрудничество было эффективней, управление жилищно-коммунального хозяйства заключило договор с двумя научно-исследовательскими институтами. В данный момент эти организации осуществляют технический надзор за качеством и объемами выполняемых работ.


Дороги «съедят» жилье

— Придет осень, — и мэрии придется возвращать кредиты, взятые весной на дорожные цели. Понятно, что на долги пойдут и те деньги, которые могли бы использоваться с другой, не менее важной целью...
— Естественно. В этом году мы планировали продолжение реконструкции проспекта маршала Жукова, Николаевской дороги, а также улиц, прилегающих к Привозу. Но Руслан Боделан решил от подобных планов пока отказаться и направил все средства на широкомасштабный ремонт одесских магистралей.
— Часто одесситы, возмущаясь по поводу «безобразных ухабов», недоумевают: и куда же у нас уходит так называемый дорожный сбор - деньги автомобилистов на ремонт и обслуживание городских магистралей?
— Объясню, чтобы похожих вопросов впредь не возникало. В этом году городская казна планирует получить порядка 8,5 млн. грн. дорожного сбора. Все деньги будут направлены все туда же — на спасение проезжей части Одессы. Но их, естественно, не хватит. Добавлять будем из средств местного бюджета, сэкономленных за счет других статей расхода. Очевидно, в первую очередь будет «ужата» графа капитального ремонта жилья.
Сделайте нам красиво, господа бизнесмены!
— Как Вы думаете, дойдет ли когда-нибудь очередь до ремонта асфальта на аллеях, тротуарах, во внутренних двориках Одессы?
— Ох, это головная боль нашей мэрии. Вы посмотрите на тротуары в центре, на улицах Коблевской или Нежинской. Тамошние дворники отказываются работать, потому что подметать нечего! Да, капремонт тротуаров — в планах мэрии. Но загвоздка та же — финансирование. Единственное, что мы намерены по заданию головы выполнить в этом сезоне — это ремонт тротуаров Французского бульвара.
— А привлечь к ремонту пешеходной части коммерческие структуры? Ведь если бы владелец каждого магазина или офиса выложил плиткой всего несколько квадратных метров перед своим крыльцом, эта проблема считалась почти решенной.
— Естественно, к этому делу можно привлечь тех бизнесменов, которые действительно хотят зарабатывать деньги. Как правило, таким людям небезразлично, как выглядит территория рядом с их магазинами. И сегодня надо искать такие решения, чтобы они захотели отремонтировать тротуар и фасад здания, в котором находится их собственность. Мы с вами живем в этом городе. И никто другой вместо нас его благоустраивать не будет. Если мы хотим что-то зарабатывать в Одессе, мы должны с ней чем-то и поделиться. Другого выхода нет.
— Значит, в ближайшее время стоит ожидать принятия соответствующих нормативных актов, которые «разбудят совесть» наших бизнесменов?
— Знаете, главный нормативный акт - это совесть.
— Как правило, ее проявление возможно только в добровольно-принудительном порядке.
— Вот так мы и будем делать.

Одессу спасет... булыжник?

— Средства массовой информации не единожды писали о том, что в Одессе не нуждаются в ремонте только две дороги. Очевидно, речь идет об Итальянском бульваре и улице Пушкинской, вымощеных булыжником?
— Не думаю. Очевидно, речь идет о проспекте маршала Жукова и Николаевской дороге, о которых я уже неоднократно упоминал. А по поводу булыжных улиц я выскажу свое мнение, которое, возможно, будет довольно необычным. Мы сегодня много рассуждаем об экологии. А что такое асфальт? Это продукт химической промышленности, для человеческого здоровья небезвредный. Другое дело — булыжник, природный материал. Он имеет способность сколь угодно сохраняться в первозданном виде. Шумит машина, когда едет по булыжнику? Да. Но Пушкинскую мы сколько времени не ремонтируем? Много лет. А ведь весь центр Одессы когда-то был выложен этим самым булыжником. С согласия Руслана Борисовича я поручил одному из наших дорожно-эксплуатационных управлений вскрыть асфальтный участок, под которым находится старая булыжная мостовая. Посмотрим, что из этого получится... Другое дело, что у нас нет специалистов, которые умеют правильно «вложить» этот булыжник. Если бы мы смогли справиться с булыжной улицей так, как это сделал мастер, работавший давным-давно на участке того же Французского бульвара (едешь по такому камушку, — и никакого тебе шума), то смогли бы освободиться от дорожных проблем надолго. Однако здесь есть еще один подвох. Водители утверждают, что сцепление шин с тротуаром намного лучше, чем с булыжником. А это — путь к повышенной аварийности. В общем, вопрос этот — в будущем.


Мэр намерен купить «фрезу»

Комбайн-асфальторезка, арендованный Одессой у Киева на несколько дней, сильно поразил воображение Руслана Боделана. Всего за несколько дней работы этой фрезы удалось пройти 59 тысяч квадратных метров полотна. Если бы срез асфальта проводился обычным способом, работа заняла бы целый месяц. Ошеломленный мэр тут же созвал одесских предпринимателей и попросил их купить для города подобный комбайн. Он тут же пообещал, что в случае покупки местная казна выплатит коммерсантам затраченные деньги в рассрочку. Заместитель городского головы Виктор Прокопчук заявляет, что стоит «игрушка» немалых денег — около четырех с половиной миллионов гривен. Однако он тут же замечает: есть возможность приобрести более дешевый отечественный вариант — танк Т-74, который в рамках программы демилитаризации на одном из бывших военных заводов приспосабливают под дорожную фрезу.

«Хитрый» асфальт

В Одессе уже есть улица, проезжая часть которой полностью покрыта «долгоиграющим» асфальтом. Мельницкая стала «пилотом», вслед за которым планируется пустить в эксплуатацию еще несколько десятков обновленных улиц, проспектов и перекрестков. В состав нового дорожного покрытия входит полимерный материал, благодаря которому срок эксплуатации магистрали должен увеличиться примерно на 12-18 лет. Использование подобного ноу-хау, поставляемого из столицы, обходится почти на треть дороже обычного. Но в мэрии уверяют: затраты окупятся. С лихвой.

Елена ЖУРА


 
БОЛЬШЕ КАНАЛОВ - ХОРОШИХ И РАЗНЫХ !

Лето 1992-го. Резко падает посещаемость видеосалонов, к несчастным обладателям «видаков» перестают ходить назойливые гости, да и сами они перестают покупать кассеты с заграничным кино. В Одессе начинает работать 7-й метровый канал.

В начале канал только то и делал, что бесконечно крутил в эфире пиратские фильмы, в основном — американские, часто — не очень высокого художественного и технического качества, но и этого было достаточно, чтобы быстро завоевать популярность у зрителей: вытеснившие российские телеканалы с их родных кнопок УТ-1 и УТ-2 были настолько убогими, что вызывали аллергическую реакцию, заброшенное на обочину ОРТ обильно разводилось местечковым державным телебаченням. Дециметровых каналов тогда не было, о кабельном телевидении ещё никто не слышал, а спутниковые тарелки представлялись гражданам космической утварью для приёма пищи.
Затем пошли городские новостийные передачи, появились рекламодатели, а вместе с ними — возможность делать оригинальные программы. Канал начал жить.
Первоначально канал был поделён между двумя одесскими телекомпаниями — «7-й канал» и «Канал Икс», каждый вещал в свой день недели. В один день зрителей приветствовал с экрана Леонид Сущенко, в другой — Александр Ляхович. Оба этих интеллигентных ведущих стали необычайно популярными у одесситов, канал стал поистине домашним.
Не все эфирное время, по понятным причинам, было забито, поэтому дырочки в нём попросилась заполнять образованная не без участия «жовтневых» «зелёных» новая телекомпания «Арт» (тёзка нынешней). Сперва скромно: в субботу да в воскресеньице. Зрители были рады: «Больше передач — хороших и разных!».
Приближалось время выборов 1994-го. Весной — в Раду, летом — в местные органы. На примере российских коллег некоторые наши ушлые товарищи могли убедиться в действенности телевизионной пропаганды, и пошёл ползучий захват городской телесети. «Арт», словно кукушонок, стал выбрасывать из гнезда всех своих собратьев. Об этом, впрочем, можно прочитать в книге одного из главных героев тех драматических событий Алексея Костусева «Однажды в Одессе...».
Во второй половине девяностых прошлого века и в начале нынешнего на «7-й кнопке» работали две телекомпании: РИАК и АРТ. Первая из них, оправдывая определение «региональная», изначально «обслуживала» губернатора и его окружение. Вторая, «городская», — мэрию вместе с головой. Зрители привыкли к «объективности» каждой, и с любопытством наблюдали за трактовкой одних и тех же событий различными «Новостями». Областные и городские власти конфликтовали друг с другом, что, с одной стороны, весьма не способствовало развитию города, но, с другой — позволяло вскрывать злоупотребления каждой из сторон. Тележурналисты Григорий Кваснюк и Людмила Чекова стали так же популярны, как некогда Сущенко и Ляхович.
После лета 1998-го года наступила, казалось, гладь да божья благодать. Бывший губернатор стал мэром — не потеряв влияния на одну компанию, он по должности стал «священной коровой» для другой. Новости стали похожими, как братья. Братья родные, но всё же не близнецы.
И вот вдруг в прошлом году АРТ лишают лицензии, и РИАК становится монополистом канала. Из эфира исчезли не только «альтернативные» новости, но и другие полюбившиеся одесситам программы. Недавно, вроде бы, АРТ вернули в информационное поле, но неожиданно забастовал РИАК. Голубой экран на «7-й кнопке» стал, словно 11 лет тому, светиться серыми зёрнами.
Мы обратились к председателю Антимонопольного комитета Украины Алексею Костусеву и попросили прокомментировать события вокруг одесского метрового телеканала (разговор по телефону с Киевом состоялся позавчера). Вкратце передаём суть его высказываний.
АРТ и РИАК когда-то полюбовно поделили между собой эфирное время — по 12 часов компании. Лишение в прошлом году АРТа лицензии на вещание было не вполне законным, и Национальный совет по телевидению и радиовещанию недавно это решение изменил — телекомпания выиграла все суды, Верховный суд постановил, что решение окончательное и обжалованию не подлежит. 25 апреля в 11 утра было принято согласованное с городским головой решение возобновить вещание в прежнем формате, связисты включили передатчик уже через час, однако РИАК три дня в знак протеста в эфир не выходил. Сейчас протест выражается в соответствующей надписи в углу экрана.
Есть несколько вариантов разрешения конфликта. Первый — канал целиком передаётся в руки РИАКа или АРТа, второй — обе компании работают на нём, как и раньше, совместно, третий — телеканал передаётся альтернативной компании, не обязательно одесской. Положение «один канал — одна компания» ныне Национальный Совет изменил, и ещё Костусев поведал, что на канал ныне претендуют полтора десятка украин-ских телекомпаний, включая таких «монстров», как ICTV и Интер.
Компании, работавшие на канале раньше, имеют, безусловно, преимущество при проведении конкурса — людей нельзя оставлять без работы, но это обстоятельство отнюдь не является решающим. Но если конфликтующие стороны придут к обоюдному соглашению, то одесский канал, заверил Костусев, наверняка достанется им. И лично он выступает за данный вариант. Поза-вчера же Нацсовет принял решение провести конкурс 28 мая, а до этого времени право вещание на канале предоставить в равных долях (по 12 часов эфира) РИАКу и АРТу.
С главным антимонополистом республики я согласен в том, что любая монополия — беда, особенно — на истину. Чем больше точек зрения, тем более объёмной предстаёт картина мира. Непонятно мне лишь то, почему средства массовой информации должны служить этим «слугам народа», лакейски обслуживать конкретных лиц. Ведь даже если учредитель внёс свои «кровные» («кровавые»), он и то, согласно закону о СМИ, не имеет права вмешиваться в творческий процесс, влиять на свободу слова. А тут, простите, ни областные, ни городские власти своих собственных денег никуда не вкладывали, даже зарплату они получают от нас.
Городские масс-медиа должны служить жителям города, а государственные — гражданам страны, являться «четвёртой властью», выражать волю народа, а не «сиятельных» (лоснящихся от самодовольства) лиц. И холуйское телевидение нам не нужно — уж лучше вытащить из кладовки запыленный видеомагнитофон и смотреть по нему старые фильмы.

Влад ЛАШМАНОВ

 
ТРОГЛОДИТЫ XXI ВЕКА

Для того, чтобы полюбоваться удивительными пещерными городами, наши люди специально ездят в Крым — на Мангуп-Кале или Эски-Кермен. А, между тем, удивительное — вот оно, рядом. И вместо поезда «Одесса — Симферополь» можно сесть на 20-й трамвай и посетить уголок Суворовского района, где одесситы десятилетиями живут в рукотворных пещерах — с номерами домов и почтовыми ящиками.

Улица Гладкова в ремонте "проезжей части" не нуждается!Вдоль склонов Шкодовой горы, над полями орошения витиеватым курсивом тянутся три длиннющие улицы — Гладкова, Республиканская и Хаджибейская дорога. Число дворов на каждой из них зашкаливает за три сотни (на Хаджибейской — за 500). Половина домов пустует, а от многих остался лишь поросший бурьяном фундамент да замусоренные дворы. Улицы же напоминают тропы горных козлов.
Местный люд можно разделить на три категории, которые все живут в «гармонии с природой».
Обитатели низин страдают от подпочвенных вод (воткнул лопату в землю — вынул мокрую) и половодий Хаджибея, который обожает по весне затекать гражданам в окна и двери. Дело в том, что дома на Хаджибейской дороге расположены ниже зеркала лимана — на одном уровне с полями орошения. Стоит растаять снегам — впору доставать вёсла и грести прочь — хоть в корыте.
Типичный пейзаж районаТех, кто примостил усадьбы на склонах, лично знакомы с губительными движениями грунта. Когда очередной оползень валяет очередной домишко, приходят соседи и растаскивают руины на кирпичи, из коих строят внушительные укрепления.
Что касается кирпичей, которых тут навалом (воровать не приезжают, ибо на автомобиле тут чёрта с два проедешь), то они в своё время были аккуратно вырезаны из известняковых утёсов Шкодовой горы, а в образовавшихся уютных миникатакомбах поселились «пещерные жители». Большинство этих келий пустует с конца 1980-х годов, когда многих «нахалстроевцев» выселили из «санитарной зоны» Ничейное кладбище над Хаджибейской дорогойнефтеперерабатывающего завода на посёлок Котовского. В наши же дни никто никого никуда на халяву переселять не собирается, а здешние дома никто не покупает — кому (за исключением пронырливых цыган) нужны эти вечные «ползуны», наводнения и обрывы хлипких электропроводов? Вот и оценивают тутошние хатки в сущие «копейки» — тыщи полторы долларов, а то и меньше.
Живут здесь привычно и нелюдимо — пасут гусей, растят редиску и никого не трогают. Показательный пример: однажды завёлся на районе «свежеоткинувшийся» урка. Поселился в развалюхе на Республиканской, где его и Пещерное жилище на ул. Гладкова в Одессепорешил кореш — собутыльник. Уркин труп валялся в доме до тех пор, пока, пардон, не начал пахнуть на сотню метров вокруг. На дворе было знойное лето. Вызванная соседями милиция часа три искала, где ж эта улица и этот дом и наконец обнаружила потерпевшего в весьма неэстетичном состоянии...
Остановка трамвая № 20Если будет желание — приезжайте на экскурсию, не пожалеете. Только вот никто вас специально экскурсоводить не будет, ибо не видят пещерные одесситы в своём житье-бытье ничего особенного. Единственная проблема, которая их терзает — это транспортное сообщение с городом, особенно зимой, когда 20-й трамвай не ходит, а ПАЗики 11-го маршрута всё норовят забуксовать или перевернуться в самом интересном месте. А после десяти вечера отсюда невозможно уехать в любое время года.

Прометей ПОЖАРСКИЙ

 
ИСТОРИЯ СИНЕМАТОГРАФА: ЕВРОПЕЙСКОЕ НЕМОЕ КИНО


Американское, европейское и русское кино с самого начала пошли разными путями, словно три брата в сказке, наткнувшиеся на камень у распутья и выбравшие каждый дорогу по сердцу.
Американцы сразу стали создавать суперзвезд, массово приручать зрителя, снимать кассу и не жалеть средств на разного рода аттракционы. И максимум действия! И обязательный хэппи-энд.
Наши... хм... Это ж мы. Что о себе скажешь? Русское кино, как и литература, быстро подвинулось на идеологии и осознало себя ареной борьбы классов, наших и не наших, света с тьмой, разума с жизнью и т.д. Нам оно ближе хотя бы потому, что перевода не требует.
А европейское кино уже родилось с серьезными мыслями, поиском формы и стремлением к точности.
Отчего это? То ли после мировой войны не хихикалось... То ли не хватало американской детскости, мешала расслабиться трехтысячелетняя история...

1. «Носферату, симфония ужаса» (Германия, 1922)

Творение Фридриха Вильгельма Мурнау с Максом Шреком в роли крючконосопальцеобразного уродца, который еще и в гробу спит. Древнее зрелище, реликтовое, особенно если сравнивать с «Малышом» Чаплина. Итак, жанр ужасов породили немцы.
От Макса Шрека (а представляете, он же актер, он же в действительности жил со своим носом) пошли бесчисленные дракулы... Он, можно сказать, дракуловский Первый Человек, Адам монстров. Стра-а-а-ашный!..
Несмотря на музейную ценность, «Носферату...» все же наводит на некоторые любопытные мысли.
Во-первых, это состояние души Германии между двумя войнами. Одну она только что проиграла. Революцию пережила, но выжила. В головах кошмары: петух пропоет, а рассвет не наступит. Большой соблазн назвать сие предвидением Рейха: на мирный город Бремен надвигается тень, а подобралась тень вполне спокойно — покупка особняка напротив... Бюргеры беспомощны, один красавец с загнутыми пальцами способен загнать их в могилу всех. Но, думаю, сравнение с Гитлером не совсем то, хоть и напрашивается. К первой войне пока ближе, наползающая тень — откат тех переживаний. Штаты их счастливо избежали, вот и снимают Чаплина. Согласитесь, Чаплин с любых позиций лучше Носферату.
Во-вторых, тень наползает не откуда-нибудь, а из Восточной Европы. Не надо немцам появляться восточнее Вены, это приносит сплошные неприятности! Но тянет нечистый...
Кстати, положительный герой получился розовым дебилом, настолько, что ничего доброго ему не желаешь. А про Носферату знакомая девушка сказала: «У, какой хорошенький!»
Последний кадр, петух крикнул, но мы не услышали — кино-то немое, ужас на экране кончился, ужас в жизни и не подумал, музей закрыт и экспонат под стеклом на своем месте.

2. «Нибелунги» (Германия, 1924)

А вот это неожиданность!
После «Носферату...» я ничего хорошего от Германии не ожидал. А тут такое! Недаром «Нибелунги» были любимым фильмом Гитлера, но уж совсем напрасно у нас к ним относились как к нацистской пропаганде.
Эпос есть эпос. Фриц Ланг выдающийся режиссер, ибо он поймал суть древнего эпоса. Как и в случае с Чаплином или Китоном, повторить данное зрелище современными средствами невозможно. Вместе с цветом, звуком, техническим совершенством придут лишние подробности, которых не надо. Черно-белый немой фильм своим примитивизмом передает дух «Песни о Нибелунгах», растянутой в средневековье: события 436 года, обработанные в меру понимания лет триста-четыреста спустя, а записанные в XII веке. Ясное дело, что в кинотеатрах старался тапер за фортепиано, но на кассете вполне логично сопроводили историю Вагнером, его «Кольцом Нибелунгов». Впечатление непередаваемое.
Жанр? Фэнтэзи! Задолго до Толкиена. Когда о фэнтэзи еще думать не думали. Загадочная эпоха переселения народов предстает во всей своей недосказанности.
И мощный заряд энергии народа Германии, народа буйного, разрозненного, хранящего в тайниках силу прежних племен, тех готов, франков, бургундов, лангобардов, вандалов, которые расползлись из Тевтобургского леса, из дремучих чащоб, на месте которых ныне заводы индустриальной державы — и никаких драконов, вместо них самолеты и «Мерседесы».
Неудивительно, что Гитлер взял на вооружение. Понятно, почему многие польстились. Тем более, после мировой войны слово «месть» казалось священным, и опыт столетий подтверждал теорему. Да и кому ж не хочется искупаться в крови поверженного дракона?
Кстати, дракон — самое слабое место, не чета нынешним, цветным, компьютерным... Дракон выглядел больным, его было жаль, хотелось позвать Бриджит Бардо и Общество по защите животных от жестокого обращения.
В остальном — точное воспроизведение легенды, браво!
3. «Метрополис» (Германия, 1926)
Открыв Северную Америку, не забудь о Южной! Фриц Ланг, первооткрыватель, породив эстетику фэнтэзи своими «Нибелунгами», отправился на поиски то ли сайнс-фикшн, то ли антиутопий. Пять миллионов марок, выделенных на дорогу, помогали увидеть новые горизонты, Гитлер к власти еще не пришел, а потому можно было не думать о Голливуде, немецкая студия UFA не догадывалась, что дорогие проекты вчерашних триумфаторов бывают коммерчески провальными, и уж тем более — что разорение студии никак не мешает имиджу гения.
Сегодня «Метрополис» — самое известное дитя Ланга, другой вопрос, что виной тому клип группы «Queen».
Кримхильда стала пророчицей Марией, а Зигфрид сыном, как мы бы сейчас сказали, мэра города, если позволительно назвать Метрополис городом, а того урода — мэром. В отличие от «Нибелунгов», нео-Зигфрида и нео-Кримхильду ждет торжество над злодеями и любовь, может, потому и фильм не столь натурален.
Хотя не потому...
Разница восприятия происходит из-за разницы жанров. Для фэнтэзи, тем паче основанного на исторической легенде, была хороша антикварность и недосказанность старого кино, ибо создавалось древнее настроение. В то время как чистая фантастика требует максимально модерновых средств, так, чтоб с переднего края, только выдумали и сюда. Устаревает мгновенно, чуть потеряно время — и уже не веришь. Что Уэллс, что Беляев...
И «Метрополис» интересен лишь с музейной точки зрения.
Да, масса находок, потом передаваемых из фильма в фильм. Все-таки впервые фантастика на экране так всерьез и с размахом. Ну, можно словом «впервые» окрестить «Путешествие на Луну» Жоржа Мельеса, но то совсем как наскальная живопись. А «Метрополис» длинный! Сюжет даже претендует на сложность... впрочем, недолго.
Очень мешает музыкальное сопровождение: город будущего под венскую классику — вяло. Ну, а каким оно могло быть в 1926 году? Только таким... Вагнер-то «Кольцом Нибелунгов» болел с детства, для «Метрополиса» ничего подобного не нашлось.
Фредди Меркьюри не хватает безумно.
И вообще, надо сказать, реальное будущее получилось куда приличней, чем о нем думали лучшие люди того времени.
Богаче, веселее и навороченней.

4. «Страсти Жанны Д’Арк» (Франция, 1927)

Немец Ланг отснял «Нибелунгов» в детальном соответствии эпосу. А датчанин Карл Теодор Дрейер задумал и воплотил экранизацию протоколов допросов Жанны Д’Арк без капли романтизации, без интриги, зато максимально правдиво.
«Страсти Жанны Д’Арк» смотреть интересно, но странно. Другое ощущение и другой интерес. Я поймал себя на том, что будто подглядываю с помощью машины времени за событиями 1431 года, а события совершенно реальны. Во-первых, тишина — действие не сопровождается, как обычно в немом кино, музыкой. Во-вторых, естественность съемок: лица, выражения, некрасивость происходящего... Каждый кадр, если его остановить, будет похож на картину раннего Возрождения, только выполненную без цвета, графический эскиз. Костер, на котором сгорает Жанна, длится ровно столько, сколько горел бы костер, не ускоряясь, не обрываясь каким-то символом. Мы же подглядываем, можно отвернуться, но нельзя ускорить течение времени.
И проникаешься уважением к тщательности.
Люк Бессон, снимая «Посланницу» с Милой Йовович, наверняка помнил «Страсти Жанны Д’Арк». Последняя треть бессоновского фильма — это явно переосмысленный Карл Теодор Дрейер, с визуальными заимствованиями.

5. «Андалузский пес» (Франция, 1929)

Пятнадцатиминутная короткометражка, запрограммированная на скандал Луисом Бунюэлем и Сальвадором Дали, молодыми хулиганами, коих впереди ждали великие дела.
Немой сюр.
С первого раза совсем ничего не понятно, надо прокрутить хотя бы дважды, чтобы уловить связь кадров.
Впрочем, сейчас этим трудно шокировать, потому что так снимают половину клипов. Но когда глаз девушки режут бритвой — действительно неприятно.
Через год хулиганы от искусства совершили новый наезд на европейскую цивилизацию, буржуазную и прогнившую. Проведя разведку новой «эстетики шока» в коротком «Андалузском псе», Бунюэль и Дали (а там, кстати, и Макс Эрнст в титрах, тоже известный художник-сюрреалист) решились на массированную атаку, отсняв «Золотой век» с элементами звука.
Впечатление, честно говоря, так себе... Мне кажется, задачи подобной сложности кино были еще не под силу чисто технически. Отдельные озарения абсурда есть, но слиться в поток им что-то мешает. Потому непонятно, что держало «Золотой век» под запретом целых 50 лет.
А прогнившая цивилизация через пару лет оказалась единственной надеждой перед вставшим на дыбы варварством.
С другой стороны, Бунюэль и Дали из Испании, жили и творили во Франции, а сняли как бы Италию. Все эти страны перед варварством не устояли. Можно предположить, что в «Золотом веке» авторы разглядели те самые, малоприметные черты уродства...


Александр БОРЯНСКИЙ